Перейти к контенту
chervonez.ru

chervonez.ru

Медицинский портал

Разрешение мужа на аборт

Рубрика: АбортаАвтор:

Закон в защиту нерождённых: за и против

В Госдуму внесён законопроект о запрете абортов в нашей стране: русская православная церковь настаивает на ужесточении условий прерывания беременности.

Согласно законопроекту, бесплатные аборты в государственных клиниках будут запрещены, как и продажа без рецепта врача препаратов, вызывающих медикаментозное прерывание беременности. Если с полным запретом не получится, то авторы проекта предлагают требовать от замужних женщин разрешения мужа, а от несовершеннолетних – разрешение родителей на аборт.

Ранее, в апреле этого года в Госдуму был внесен ещё один законопроект, стимулирующий рождение детей. В частности, предусматривается вывести аборты из перечня обязательных медицинских услуг, дать врачам право на отказ проведения абортов, а также пересмотреть выплаты беременным.


Разрешение мужа на аборт: мужчины вам не быки-осеменители!

В конце октября по всей стране прошли митинги и пикеты в поддержку законодательной инициативы.

Факты

  •  С 1936 по 1955 годы в СССР действовал запрет абортов. Тогда материнская смертность превышала 300 человек на 100 тысяч рождённых детей. Сейчас эти цифры: менее 10 на 100 тысяч.
  • В 2015 году по всей стране зарегистрировано 848 000 абортов. В 2013-м — 1 500 000.
  • В России женщина по своему желанию может бесплатно, по полису ОМС прервать беременность до 12 недель.

Гинеколог бердского филиала Центра новых медицинских технологий Ирина Ющенко  уверена, что запрет абортов ухудшит демографическую ситуацию в России.

Похожие темы:
Можно ли после аборта во время месячных
Разрешены ли аборты в россии
Можно ли определить был ли аборт

—Я отношусь к подобной инициативе крайне отрицательно. Запрет абортов совершенно точно не решит проблему демографии в нашей стране.

Насколько я понимаю, речь идет о выведении абортов из системы ОМС, чтобы эта процедура не была бесплатной. Этого нельзя делать ни в коем случае. Процедура станет платной (в разных клиниках это стоит от 5 до 12 тысяч рублей), а значит недоступной для большинства. В таком случае государство должно выделять средства на контрацепцию хотя бы для социально незащищенных слоев населения, — категорична Ирина Николаевна.

— Современная женщина, заботящаяся о своем здоровье, предпочитает использовать тот или иной метод контрацепции, или же, если вдруг все-таки нежеланная беременность наступила, отдает предпочтение медикаментозному аборту, который делается на ранних сроках (до 7 недель) и является более щадящим для женского здоровья. К хирургическому аборту – более травматичной и опасной процедуре, — как правило, прибегает совершенно определенная категория женщин. Поэтому, на мой взгляд, полный запрет абортов или же выведение аборта из системы ОМС, на решение этих женщин избавиться от нежеланной беременности, не повлияет, они все равно найдут способ, как это сделать. И найдутся те, кто будет нелегально зарабатывать на этом.


Кто несёт ответственность за аборты муж или жена? 16+

 Хватит собачки

По мнению Ивана Квасницкого, активиста-общественника, «говорить про аборты не совсем конструктивно». 

— 24 октября по всей стране прошли митинги в защиту жизней нерождённых детей, мне эта формулировка нравится больше. Бороться против абортов — то же самое, что бороться с ветряными мельницами. Это комплексная проблема, в том числе семейного воспитания: девочкам в семье прививают, что жизнь человеческая ничего не стоит. Школа тоже не занимается воспитанием. Поэтому сегодняшним молодым людям просто негде брать знания о семейной жизни. В первую очередь государство должно защищать именно права семьи, а не права ребёнка, отдельно от семьи.Это медицинская проблема — там существует лобби.

— Пару лет назад, — рассказывает Квасницкий, — я побывал на публичной лекции в «Юноне» у семейного психолога, где молодые люди говорили о том, что их никто не научил, как жить семьёй. Молодая мать призналась, что после рождения ребёнка ей приходится ухаживать сразу за двумя детьми: маленьким и большим — своим мужем. Мужчины стали обезволенными. Конечно, сложно обвинять мать, которой приходится делать выбор: или аборт, или все заботы о семье взвалить на себя. Я не знаю, кто виноват, но проблема существует, и она не только в абортах, это проблема социальной инженерии.

Кстати, в декабре в Новосибирске в рамках Рождественских чтений состоится конференция по этой теме, возглавит её митрополит Тихон.

Просто «привычка»

Не так давно бердчанка Вера Орлова пережила личную трагедию: по медицинским показаниям ей пришлось прервать желанную беременность. Вернувшись из абортария, она была потрясена до глубины души. 


В аптеках Актау свободно продают таблетки для аборта

— Я увидела женщин, для которых аборт — привычное средство контрацепции. Они проходят процедуру прерывания беременности ежегодно, имеют за плечами по 7-8 абортов. И каждый раз у них разные отговорки: то таблетку забыла принять, то денег на презервативы не было. Перед началом процедуры доктор предлагает женщинам подумать ещё раз. Говорят, бывает, что кто-то уходит из палаты, кто-то со слезами слезает уже с гинекологического кресла и потом благополучно рожает… Но чаще другие ситуации.

С одной стороны, аборт это ужасно, это неправильно и противоестественно. Но… ведь большинство из «постоянных клиенток» всё равно не будут воспитывать своих детей, они от них откажутся в роддоме или чуть позже попадут в поле зрения органов опеки, и измученных и голодных детей всё равно отправят в госучреждения. Думаю, однозначного ответа на этот вопрос нет.

Результаты опроса, проведенного в группе «Свидетеля» Вконтакте

Похожие темы:
Можно ли кормить грудью и делать медикаментозный аборт
Можно ли корове сделать аборт
Можно ли после аборта во время месячных

 Дело № …

Ветеран Клавдия Ложкина, работавшая следователем прокуратуры в Искитиме и Бердске, одним из самых сложных дел в своей практике назвала дело о незаконном аборте. 

История произошла в начале 50-х годов. Труп молодой женщины нашли на откосе железнодорожного полотна в районе местной птицефабрики. На снегу обнаружили следы самодельных полозьев. Вокруг рассыпана солома. Клавдия Георгиевна решила, что тело привезли на санках, а не выбросили с поезда. Следователь сама провела подворный обход. И возле неприметного сарая нашла санки с такими же полозьями. Хозяйка рассказала, что салазки не раз брала соседка, чтобы увести картошку родственникам и на базар.


Делай аборт, если не родишь сына, как жена Тимати

Соседку дома не застали, но её 5-летняя дочка поведала о тётях, которые часто к ним приходят, и мама запирается с ними в комнате. Во время обыска в доме нашли замытые следы крови. Взятые образцы совпали с группой крови потерпевшей. А изъятая в сарае солома оказалась идентична той, что нашли рядом с трупом.

Под давлением улик повитуха дала признательные показания: по настоятельной просьбе клиентки она сделала криминальный аборт, убивший молодую женщину. Преступницу осудили на 9 лет лишения свободы.

Подобные истории, подчеркнула следователь, не единичны. Криминальных абортов в годы их запрета было очень много. Некоторых женщин удавалось спасти только огромными усилиями врачей–гинекологов. О таких пациентках медики сообщали в прокуратуру. Клавдия Ложкина допрашивала потерпевших, убеждая назвать повитух. Выдавали немногие.

Видео круглого стола на эту тему:


Нужно ли разрешение родителей на аборт?

Коллаж Ольги Кашиной

3   Метки: аборты


Использованные источники: http://svidetel24.info/archives/42835

Аборт только с разрешения священника? Странный бланк из больницы под Белгородом вызвал недоумение и споры

В соцсетях распространилось фото бланка, который выдают в Белгородской области женщинам, планирующим прервать беременность. В нём есть место для подписи нескольких врачей и священнослужителя. Это вызвало дискуссии о том, что церковь вмешивается в личную жизнь людей, но информация о том, зачем нужна подпись священника и обязательно ли её получать, пока очень противоречивая.

Похожие темы:
Можно ли кормить грудью во время медикаментозного аборта
Можно ли корове сделать аборт
Можно ли кормить грудью во время медикаментозного аборта

Фотография странного обходного листа из Белгородской области появилась на «Пикабу» 23 апреля. Жительница Старого Оскола под ником TaKoz рассказала о своей знакомой, которая решила прервать незапланированную беременность (у неё уже есть двое детей, и она не готова заводить третьего). В городской больнице ей дали бланк, для заполнения которого нужна подпись представителя епархии.

На следующий день фото этого бланка опубликовало издание Mash сначала в Telegram-канале, а затем в твиттере. Текст постов различался, но в обоих случаях подразумевал, что теперь местные женщины смогут прервать беременность только с разрешения священника.


Беременность убивает. Аборт спасает жизни - Вред беременности и польза аборта! Взгляд из-за океана

Многие читатели сочли пост вбросом: сама новость показалась неправдоподобной, а бланк не выглядел как достаточное доказательство.

Но Mash заявил, что новость подлинная. По словам авторов издания, они выяснили это у Департамента здравоохранения Белгородской области.

Многие пользователи ответили, что доказательств всё ещё недостаточно, и предположили, что в качестве единственного источника Mash использовал «Пикабу».

Когда все это закончится, я напишу автобиографический шедевр «Как я выжил, не выходя из дома». А что сделаешь ты?

Эльф Апокалипсиса

ОригиналНу смотри, как это все выглядит:
— Вот вам х**** из Старого Оскола.
— А можно пруф?
— Можно: «Пикабу».
— А можно нормальный пруф?
— Можете не верить, нам так сказали, всё правда, не хотите не верьте, мы не на «Пикабу» это взяли, у нас инсайды, это не вброс!
Гуглу как-то больше верится.
Оригинал

Вскоре Mash выпустил третий пост, в котором уточнял: священник не может разрешить или запретить женщине делать аборт. Как и остальные люди из этого списка, он должен просто провести с ней беседу, а подпись подтверждает, что он это сделал. А решение о том, можно ли прерывать беременность, в любом случае принимает врач.


Требуется ли разрешение священника на аборт

Breaking Mash

ОригиналВсе, кто указаны в комиссии, не дают разрешение, а ставят подпись о том, что провели беседу. Об этом и говорят в облздраве и епархии, это же очевидно.Оригинал

Breaking Mash

ОригиналКажется, вы не понимаете, как это работает. Как и в любой другой консультации, женщине нужно провести беседу с психологом, заведующей и так далее( в некоторых городах Белгородской области ещё и с батюшкой). Потом бегунок с подписями принести своему врачу, который и заполнит решение.Оригинал

Вечером 24 апреля канал «Россия 24» выпустил репортаж о том, что же всё-таки происходит в Белгородской области с женщинами, которые хотят сделать аборт. Как утверждается в репортаже, обходной лист не фейк, хотя в администрации Старого Оскола о таком документе не слышали. Но в местном Департаменте здравоохранения подтвердили, что комиссия по прерыванию беременности существует. По словам пресс-секретаря департамента Илоны Жуковой, обращаться к ней необязательно, но женщинам рекомендуют это делать.

Директор Кризисного центра помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, Юлия Углянская рассказала, что обходной лист выдают всем женщинам, которые собираются сделать аборт, но никто не проверяет, консультируются ли они с людьми из списка.


Как убивают в утробе: гинеколог в студии НТВ показала ужасы аборта

Представитель Белгородской Епархии Иоанн Залога описал работу священников с женщинами, собирающимися прервать беременность, как консультации, которые церковные служащие дают тогда, когда их об этом просят.

Похожие темы:
Можно ли кормить грудью и делать медикаментозный аборт
Можно ли кормить грудью и делать медикаментозный аборт
Можно ли кормить грудью и делать медикаментозный аборт

На основе этой информации ведущая «России 24» Анастасия Ефимова сделала вывод, что если женщина не хочет консультироваться с кем-то из людей, перечисленных в обходном листе, она имеет полное право просто выбросить бланк и не беспокоиться, что ей не позволят сделать аборт.

Даже без консультаций со священнослужителями решение об аборте многим людям даётся непросто. Хотя и те, кто не собирался прерывать беременность, порой сталкиваются с очень неожиданными сложностями, как беременная москвичка, которая пришла в ресторан и заказала хорошо прожаренный стейк. Но из-за политики заведения её заказ не выполнили, а вся история переросла в скандал.


Гулькина сделала первый аборт в 15 лет

Недавно американская блогерша попросила своих подписчиков не шутить первого апреля на тему беременности: по её словам, для тех, кто пережил выкидыш, это может стать лишним напоминанием о столь тяжёлой ситуации.

Похожие темы:
Можно после аборта сразу пить противозачаточные таблетки
Можно ли корове сделать аборт
Можно ли после аборта во время месячных

Использованные источники: https://medialeaks.ru/2504sda-st-razreshenie-ot-batushki/

Между правом и стыдом

Авария на Чернобыльской АЭС, измена мужа, насилие, ранняя беременность, тяжелые роды, болезнь, бедность и страх одиночества — фотограф Татьяна Ткачева в проекте «Между правом и стыдом» дает слово женщинам, которые по этим и другим причинам решились на аборт

Два года назад я узнала, что моя мама сделала аборт.


Аборт: женщины рассказывают - Трейлер

Когда я стала расспрашивать ее, мама говорила неохотно, почти шепотом. «Аборт» — табуированное слово для многих женщин в Беларуси. Они стараются его не произносить или заменить другим словом, почти никто из женщин не признается, что имеет такой опыт.

Похожие темы:
Почему может болеть задний проход после аборта
Можно ли корове сделать аборт
Можно ли кормить грудью и делать медикаментозный аборт

В Беларуси не запрещено прерывание беременности до 12 недель. С 12 до 22 недели аборт можно сделать только по медицинским и социальным показаниям. В среднем на 100 родов приходится 23,5 аборта, примерно 40% женщин прерывают беременность по экономическим причинам.

Но каждый год в Беларуси проходят недели без абортов, а согласно последним правкам в законе о здравоохранении, врач может отказаться прерывать беременность, если она не угрожает жизни и здоровью женщины. В городе Логойске этим правом воспользовались все врачи.

«Между правом и стыдом» — это истории женщин, которые сделали аборты по разным причинам. У каждой — своя история, которую она будет вспоминать в течение всей жизни: трагедия в Чернобыле, насилие, ранняя беременность, тяжелые роды, диабет, страх остаться одной, измена мужа, материальные трудности.

Почти все женщины не хотели показывать свое лицо. Но участие в проекте для них — возможность быть услышанными. Тема абортов — не только про выбор «рожать или нет», это про отношения женщины и мужчины, про положение женщины в обществе.

Имена всех героев изменены.

 

Александра, 35 лет, разведена, один ребенок, два аборта

Александра

Фото: Татьяна Ткачева

У меня две истории — и оба раза я с самого начала не хотела детей. Первый раз я забеременела в 23 года от мужчины, который был намного старше меня. Я жила одна в другой стране. Он был моим начальником и принуждал меня к сексуальным отношениям. Я позволяла себя использовать. Он не предохранялся: для него кончать в женщину — это был кайф. Мне было гадко и унизительно, я почувствовала облегчение, когда сделала аборт. Помню, как он мерзко шутил, что у нас мог быть голубоглазый ребенок.

Вторая история связана с моим бывшим мужем, я была более зрелой женщиной. Когда я забеременела, у нас с мужем уже был маленький ребенок — тогда я родила из-за страха остаться бесплодной. Эту беременность я решила не сохранять: понимала, что больше не хочу ребенка от этого мужчины. Мне, как кормящей, нельзя было сделать медикаментозный аборт, поэтому нужно было дождаться срока, чтобы сделать вакуум. И это был ужасный период: я доращиваю ребенка, чтобы потом его убить.

Инна, 46 лет, замужем, четверо детей, один аборт

Инна

Второй раз я забеременела, когда у нас с мужем уже был ребенок. Мы жили в квартире моей мамы, я училась, а муж почти все время проводил в командировках.

Когда врач узнал, что у меня уже есть годовалый ребенок, он сказал, чтобы я пришла через неделю на УЗИ и, если беременность подтвердится, сразу на вакуум. На тот момент я не понимала, что делаю.

Муж сказал: «Сходи к врачу, в чем проблема?» Мне сделали вакуум. Не отпускало то, что я это сделала и мне не плохо. Но если бы я шла на этот шаг осознанно, то было бы легче.

Когда я в 1994 году рожала старшего сына, нас провожали через подвалы на концерт ко Дню матери. Мы с другими роженицами шли мимо холодильников, где было написано: «Абортивный материал», «Плацента». На вопрос «Что это?» женщина, которая нас сопровождала, ответила: «Валюта». Они все собирали и продавали. Возможно, поэтому и со мной так поступили, отправив на аборт.

Валерия, 39 лет, замужем, один ребенок, четыре аборта

Валерия

Фото: Татьяна Ткачева

Мне было 22 года. Я влюбилась в Олега. Он был наркоманом, и я тоже стала принимать наркотики, чтобы ему понравиться. Время от времени мы спали. Я забеременела. Мама отвезла меня в другой город, чтобы сделать аборт: она боялась, что узнает папа, соседи, друзья. Этот день буду помнить всю жизнь.

Я бросила наркотики, уехала к родителям. Вышла замуж и забеременела. Сахарный диабет дал осложнения, отказала почка — врачи удивленно смотрели на меня, спрашивали, как я решилась рожать. Потом беременела еще три раза и делала аборты.

После истории с наркотиками я искала спасение в семейной жизни, но спустя время поняла, что мы с мужем разные люди. Он пил, иногда поднимал на меня руку. Затем у него случился инсульт, и семьи легло на меня. Моя заработная плата — около 280 евро, мечта моего сына — не нуждаться и чтобы в холодильнике всегда была еда.

Аборт — это физическая свобода, но психологическая возобновляемая боль и память, несостоятельность и стыд.

Вера, 35 лет, не замужем, без детей, один аборт

Вера

Фото: Татьяна Ткачева

Мне было 26 лет. Я поехала на туристический слет вместе со своими коллегами по работе. Познакомилась с парнем. Мы пошли на дискотеку и после продолжили встречу в палатке. Был случайный секс. На следующий день продолжать отношения мне не хотелось: чувствовала пустоту.

Спустя какое-то время случилось кровотечение. Меня привезли на операцию. О беременности я узнала, когда забирала эпикриз: там было написано, что у меня три или четыре недели беременности. Еще из эпикриза я узнала, что у меня был полип в матке, поэтому случилась неразвивающаяся беременность.

Было ощущение, что это я убила своего ребенка — несмотря на то что я не знала про беременность. Было трудно осознавать, что он мог быть жив, развиться.

Виктория, 41 год, замужем, один ребенок, два аборта

Виктория

Фото: Татьяна Ткачева

Я никогда не загонялась по поводу детей и замужества, мне было это не особо нужно. Частично потому, что в детстве мне отец говорил: когда я выйду замуж, буду делать то, что скажет муж, а пока я должна делать то, что скажет он.

Забеременела неожиданно. У меня был поликистоз яичников. Шансов на последующую беременность минимум. Муж сказал, что я должна родить, если хочу быть с ним.

Беременность проходила тяжело. У меня был поздний токсикоз и отслоение плаценты. Начала рваться матка, и меня в срочном порядке прооперировали: было тяжелое кесарево с большой кровопотерей. Потом мы с ребенком пережили частые больницы и две реанимации. Муж помогал, но львиная доля заботы о ребенке ложилась на меня. В больнице рефреном слышала, что я плохая мама и плохо слежу за ребенком.

Позднее я беременела еще два раза и оба раза прерывала беременность: моя нервная система была на грани. Понимала: если сейчас рожу еще одного ребенка — в нормальную жизнь не вернусь.

Мария, 26 лет, замужем, один аборт, детей нет

Мария

Фото: Татьяна Ткачева

Мне был 21 год, встречалась с парнем около двух месяцев. Мы были студентами.

Я забеременела. Мне всегда казалось, что если это случится, я никогда в жизни не сделаю аборт. Но были слезы, сопли, передо мной стоял вопрос «Что делать?» Я понимала, что мы с ним не готовы иметь детей: все это легло бы на мои плечи. Уехала на сессию в другую страну и сделала медикаментозный аборт — не хотела, чтобы в медицинской карте в Беларуси у меня была запись, что я это делала.

Мне не было плохо. Я сделала такой выбор, потому что понимала, что связывать свою жизнь с этим человеком не хочу. Если бы тогда я забеременела от своего нынешнего мужа, то, возможно, аборт не делала бы.

Я не вычеркну это из своей жизни, иногда вспоминаю об этом, но не с дрожью в сердце. Я юрист, для меня юридическая жизнь начинается с момента рождения, поэтому не считаю, что это убийство.

Наталья, 62 года, замужем, один ребенок, один аборт

Наталья

Фото: Татьяна Ткачева

Я забеременела первый раз в апреле 1986 года, почти во время взрыва реактора на Чернобыльской АЭС. Врач-гинеколог советовал не рожать женщинам, у которых эта беременность была не первой.

Мне был 31 год, и это была моя первая беременность. Поэтому врач сказал, чтобы я взяла срочную путевку и уехала на какое-то время из чернобыльской зоны: никто не знал, какие могут быть последствия после аварии. Всю беременность я молилась, чтобы у моего ребенка было все хорошо. Я не успокоилась, пока не родила и не увидела, что с ним все в порядке.

Больше рожать я не решилась. Страх последствий — самая главная причина, почему во второй раз я сделала аборт. Вторая причина — это страх, что не справлюсь с двумя маленькими детьми. Было больно и страшно.

Татьяна, 49 лет, разведена, живет с мужем в одном доме, трое детей, три аборта

Татьяна

Фото: Татьяна Ткачева

У меня было три аборта. Первый сделала через пять лет после замужества — мне 26 лет и двое маленьких детей, мы уехали в санаторий, я узнаю, что муж изменяет с моей коллегой по работе, и в это же время понимаю, что беременна. Я в шоковом состоянии. Идти на аборт было стыдно: ведь я замужем, что скажет свекровь?

Знакомая сказала, что у нее есть специальный укол, который может спровоцировать выкидыш. Я ввела укол с лекарством. Было очень плохо. Думала, что умру. Лекарство не подействовало. Пришлось делать аборт.

Через несколько лет я родила третьего ребенка. Муж продолжал изменять. Я сделала еще два аборта: нужно было вырастить тех детей, которые у меня уже были.

Муж тратил деньги на любовниц и машину, а я растила детей на бюджетную зарплату. От него постоянно слышала упреки, что у нас могла быть большая семья, что он хотел больше детей, а не троих. Я не уходила от него, потому что хотела сохранить семью.

Алина, 35 лет, разведена, один ребенок, три аборта

Алина

Фото: Татьяна Ткачева

Первый раз я забеременела, когда мы с будущим мужем только начали жить вместе. Я еще не представляла себя матерью, а он — отцом. Ответственность была на мне. Я понимала, что поступаю правильно, но было чувство досады, потому что делать аборт не хотела.

Через несколько лет забеременела снова. Я не хотела рожать ребенка вне брака. Мы поженились. Отношения ухудшались, но я хотела родить ребенка от этого мужчины. Потом пять лет он насиловал меня несколько раз в месяц. Писать заявление в милицию боялась: было проще согласиться на секс и полежать бревном, чем противостоять. Он знал, что я боюсь забеременеть, но продолжал делать это против моей воли и говорил: «Лежи спокойно, а то кончу».

Я сделала аборт еще два раза. Когда обращалась в медицинский центр, боялась осуждения врачей, поэтому меняла имя.

Не понимаю, почему я не пила противозачаточные таблетки.

Тамара, 42 года, замужем, один ребенок, один аборт

Тамара

Фото: Татьяна Ткачева

Я врач. Когда заканчивала шестой курс, у меня был роман с иностранцем. Продолжения быть не могло: в девяностые годы было стыдно встречаться с кем-то из другой страны, он был из Марокко.

Перед летними каникулами узнала, что беременна. Я представила, как приезжаю в свой маленький город, где все на виду, больше всего боялась родителей, особенно реакции папы. Страх осуждения и чувство вины преследовали меня. Понятно, что через это можно было пройти, но на тот момент я была достаточно инфантильна, чтобы за что-то бороться.

Решила сделать аборт. Мама дала деньги. Я сомневалась. Сделала аборт на 12-й неделе. Это уже достаточно большой срок. Для меня это было убийство.

После летних каникул, когда все приехали на учебу, мы встретились с этим парнем. Я ему все рассказала. Оказалось, до меня у него была девушка, которая тоже сделала аборт. Для него это было освобождение, что ли. Купил мне какой-то подарок.

Если бы мама поддержала меня, возможно, я бы родила.

Ксения, 34 года, замужем, трое детей, один аборт

Ксения

Фото: Татьяна Ткачева

Я была замужем четыре раза.

Со вторым мужем мы любили друг друга, но больше жить вместе не могли. Мне было 29 лет, когда я забеременела. У меня был срок примерно 10 недель — я чувствовала, что рожать не хочу, но и брать на себя ответственность за аборт тоже не хотела. Выяснилось, что у меня была шеечная беременность, которую прервали по медицинским показаниям.

Накрыло меня уже после. Я плакала и кричала. Набрала вес до 150 килограммов, живот был на вытянутую руку.

Два года я вынашивала попытку пережить несостоявшуюся беременность, на фоне набора веса вступила в климакс. Осталось много боли из-за отсутствия поддержки. В Беларуси врачи разделяют прерывание беременности по медицинским показаниям и «абортниц». Женщин и так вогнали в такие рамки, что хотя бы здесь они должны иметь право выбора.

Каждый папа моих детей кричал, что ему очень нужен этот ребенок. В итоге дети со мной и никто из отцов не в курсе, как они.

Вероника, 31 год, не замужем, без детей, один аборт

Вероника

Фото: Татьяна Ткачева

Я забеременела в 19 лет: к тому времени мы с Пашей встречались несколько месяцев.

Тогда я жила в Польше и на себе ощутила, что это такое, когда хочешь сделать аборт, но не можешь. Родителям сказать боялась. Приехала на новогодние каникулы в Беларусь и пошла к врачу. На консультации гинеколог уговаривала меня не делать аборт. Мне дали направление на анализы, в предабортную консультацию: там мне рассказывали, что я больше не смогу родить, что я женщина и должна подумать, но я не собиралась менять свое решение. Меня постоянно спрашивали, когда в следующий раз планирую беременность, — я называла разные даты, чтобы они от меня отстали.

Врачи до последнего оттягивали момент, когда я смогу сделать аборт: забеременела в ноябре, а направление мне выписали на середину января. До этого времени мне надо было ходить беременной с мыслями об аборте. Для Паши аборт тоже был облегчением, хотя мы с ним очень мало говорили о сложившейся ситуации.

Даже если я не смогу иметь детей, я не сожалею о своем решении.

Екатерина, 27 лет, не замужем, детей нет, один аборт

Екатерина

Фото: Татьяна Ткачева

Я сделала аборт, когда мне было 20 лет.

Понадобилось много времени, чтобы принять это и согласиться: я росла в консервативной семье, у меня очень строгий папа. На тот момент постоянных отношений у меня не было — когда забеременела, поняла, что отцом ребенка могли быть два парня. Меня поддержал один из них, второй постепенно исчез.

Сначала у меня было состояние, когда я не могла принять решение, потом думала, что надо оставить беременность. В итоге поняла, что я не смогу и не хочу.

Про беременность узнала мама: она не давила, но и поддержки я не ощущала. В поликлинике, где мне делали аборт, все девушки лежали в одной палате. Это был конвейер: их увозили и привозили. Меня увезли самую последнюю. Наркоз долго не мог подействовать: помню, что все время плакала. Если бы мама была там со мной, то она увела бы меня оттуда.

Мы до сих пор не разговаривали с мамой об этом.

Диана, 91 год, не замужем, детей нет, один аборт

Диана

Фото: Татьяна Ткачева

После войны, в 1945 году, я всего боялась. Мне ампутировали ногу, когда я была еще совсем молодая. Долго ходила на костылях, потом мне сделали протез — и ходить стало легче.

В 20 лет я забеременела. Мы с Иваном не были парой, просто встречались время от времени. Когда я рассказала ему, что беременна, он молча посмотрел на меня и ушел. Его мама была против того, чтобы я рожала. Сказала, что ребенок от невестки-калеки им не нужен, что я должна сделать аборт.

Я расстроилась. Сделала аборт. Подумала, что я без ноги калека и такая никому не нужна. Больше никогда никого к себе не подпускала, решила, что буду одна. Всю жизнь проработала швеей в маленьком городе на севере Беларуси.

Я не жалею, что сделала аборт: растить ребенка одна я не хотела.

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — в телеграм-канале «Таких дел». Подписывайтесь!

врачигинекологияженщиныматеримедицинамедицинская помощьпсихологияфотоисторииэтика

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Использованные источники: https://takiedela.ru/2019/02/mezhdu-pravom-i-stydom/

0
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
chervonez.ru

Комментарии закрыты.