Перейти к контенту
chervonez.ru

chervonez.ru

Медицинский портал

Почему я решилась на аборт

Рубрика: АбортаАвтор:

Между правом и стыдом

Авария на Чернобыльской АЭС, измена мужа, насилие, ранняя беременность, тяжелые роды, болезнь, бедность и страх одиночества — фотограф Татьяна Ткачева в проекте «Между правом и стыдом» дает слово женщинам, которые по этим и другим причинам решились на аборт

Два года назад я узнала, что моя мама сделала аборт.

Когда я стала расспрашивать ее, мама говорила неохотно, почти шепотом. «Аборт» — табуированное слово для многих женщин в Беларуси. Они стараются его не произносить или заменить другим словом, почти никто из женщин не признается, что имеет такой опыт.


Врача, делавшего аборты на поздних сроках, признали...

В Беларуси не запрещено прерывание беременности до 12 недель. С 12 до 22 недели аборт можно сделать только по медицинским и социальным показаниям. В среднем на 100 родов приходится 23,5 аборта, примерно 40% женщин прерывают беременность по экономическим причинам.

Но каждый год в Беларуси проходят недели без абортов, а согласно последним правкам в законе о здравоохранении, врач может отказаться прерывать беременность, если она не угрожает жизни и здоровью женщины. В городе Логойске этим правом воспользовались все врачи.

«Между правом и стыдом» — это истории женщин, которые сделали аборты по разным причинам. У каждой — своя история, которую она будет вспоминать в течение всей жизни: трагедия в Чернобыле, насилие, ранняя беременность, тяжелые роды, диабет, страх остаться одной, измена мужа, материальные трудности.

Похожие темы:
Отрицательный резус фактор у женщины первый аборт
Самые дорогие таблетки аборта
Можно ли после аборта во время месячных

Почти все женщины не хотели показывать свое лицо. Но участие в проекте для них — возможность быть услышанными. Тема абортов — не только про выбор «рожать или нет», это про отношения женщины и мужчины, про положение женщины в обществе.

Имена всех героев изменены.

 


Как убивают в утробе: гинеколог в студии НТВ показала ужасы аборта

Александра, 35 лет, разведена, один ребенок, два аборта

Александра

Фото: Татьяна Ткачева

У меня две истории — и оба раза я с самого начала не хотела детей. Первый раз я забеременела в 23 года от мужчины, который был намного старше меня. Я жила одна в другой стране. Он был моим начальником и принуждал меня к сексуальным отношениям. Я позволяла себя использовать. Он не предохранялся: для него кончать в женщину — это был кайф. Мне было гадко и унизительно, я почувствовала облегчение, когда сделала аборт. Помню, как он мерзко шутил, что у нас мог быть голубоглазый ребенок.

Вторая история связана с моим бывшим мужем, я была более зрелой женщиной. Когда я забеременела, у нас с мужем уже был маленький ребенок — тогда я родила из-за страха остаться бесплодной. Эту беременность я решила не сохранять: понимала, что больше не хочу ребенка от этого мужчины. Мне, как кормящей, нельзя было сделать медикаментозный аборт, поэтому нужно было дождаться срока, чтобы сделать вакуум. И это был ужасный период: я доращиваю ребенка, чтобы потом его убить.

Инна, 46 лет, замужем, четверо детей, один аборт

Инна

Второй раз я забеременела, когда у нас с мужем уже был ребенок. Мы жили в квартире моей мамы, я училась, а муж почти все время проводил в командировках.


Беременность убивает. Аборт спасает жизни - Вред беременности и польза аборта! Взгляд из-за океана

Когда врач узнал, что у меня уже есть годовалый ребенок, он сказал, чтобы я пришла через неделю на УЗИ и, если беременность подтвердится, сразу на вакуум. На тот момент я не понимала, что делаю.

Муж сказал: «Сходи к врачу, в чем проблема?» Мне сделали вакуум. Не отпускало то, что я это сделала и мне не плохо. Но если бы я шла на этот шаг осознанно, то было бы легче.

Когда я в 1994 году рожала старшего сына, нас провожали через подвалы на концерт ко Дню матери. Мы с другими роженицами шли мимо холодильников, где было написано: «Абортивный материал», «Плацента». На вопрос «Что это?» женщина, которая нас сопровождала, ответила: «Валюта». Они все собирали и продавали. Возможно, поэтому и со мной так поступили, отправив на аборт.

Похожие темы:
Можно ли кормить грудью во время медикаментозного аборта
Можно ли после аборта во время месячных
Можно ли кормить грудью во время медикаментозного аборта

Валерия, 39 лет, замужем, один ребенок, четыре аборта

Валерия

Фото: Татьяна Ткачева

Мне было 22 года. Я влюбилась в Олега. Он был наркоманом, и я тоже стала принимать наркотики, чтобы ему понравиться. Время от времени мы спали. Я забеременела. Мама отвезла меня в другой город, чтобы сделать аборт: она боялась, что узнает папа, соседи, друзья. Этот день буду помнить всю жизнь.

Я бросила наркотики, уехала к родителям. Вышла замуж и забеременела. Сахарный диабет дал осложнения, отказала почка — врачи удивленно смотрели на меня, спрашивали, как я решилась рожать. Потом беременела еще три раза и делала аборты.


Она решилась на аборт...

После истории с наркотиками я искала спасение в семейной жизни, но спустя время поняла, что мы с мужем разные люди. Он пил, иногда поднимал на меня руку. Затем у него случился инсульт, и семьи легло на меня. Моя заработная плата — около 280 евро, мечта моего сына — не нуждаться и чтобы в холодильнике всегда была еда.

Аборт — это физическая свобода, но психологическая возобновляемая боль и память, несостоятельность и стыд.

Вера, 35 лет, не замужем, без детей, один аборт

Вера

Фото: Татьяна Ткачева

Мне было 26 лет. Я поехала на туристический слет вместе со своими коллегами по работе. Познакомилась с парнем. Мы пошли на дискотеку и после продолжили встречу в палатке. Был случайный секс. На следующий день продолжать отношения мне не хотелось: чувствовала пустоту.

Спустя какое-то время случилось кровотечение. Меня привезли на операцию. О беременности я узнала, когда забирала эпикриз: там было написано, что у меня три или четыре недели беременности. Еще из эпикриза я узнала, что у меня был полип в матке, поэтому случилась неразвивающаяся беременность.


В московской клинике лжеврач делала аборты женщинам на поздних сроках.

Было ощущение, что это я убила своего ребенка — несмотря на то что я не знала про беременность. Было трудно осознавать, что он мог быть жив, развиться.

Виктория, 41 год, замужем, один ребенок, два аборта

Виктория

Фото: Татьяна Ткачева

Я никогда не загонялась по поводу детей и замужества, мне было это не особо нужно. Частично потому, что в детстве мне отец говорил: когда я выйду замуж, буду делать то, что скажет муж, а пока я должна делать то, что скажет он.

Похожие темы:
Можно ли кормить грудью и делать медикаментозный аборт
Можно ли после аборта во время месячных
Можно ли кормить грудью во время медикаментозного аборта

Забеременела неожиданно. У меня был поликистоз яичников. Шансов на последующую беременность минимум. Муж сказал, что я должна родить, если хочу быть с ним.

Беременность проходила тяжело. У меня был поздний токсикоз и отслоение плаценты. Начала рваться матка, и меня в срочном порядке прооперировали: было тяжелое кесарево с большой кровопотерей. Потом мы с ребенком пережили частые больницы и две реанимации. Муж помогал, но львиная доля заботы о ребенке ложилась на меня. В больнице рефреном слышала, что я плохая мама и плохо слежу за ребенком.

Позднее я беременела еще два раза и оба раза прерывала беременность: моя нервная система была на грани. Понимала: если сейчас рожу еще одного ребенка — в нормальную жизнь не вернусь.


Ребенок выжил после аборта

Мария, 26 лет, замужем, один аборт, детей нет

Мария

Фото: Татьяна Ткачева

Мне был 21 год, встречалась с парнем около двух месяцев. Мы были студентами.

Я забеременела. Мне всегда казалось, что если это случится, я никогда в жизни не сделаю аборт. Но были слезы, сопли, передо мной стоял вопрос «Что делать?» Я понимала, что мы с ним не готовы иметь детей: все это легло бы на мои плечи. Уехала на сессию в другую страну и сделала медикаментозный аборт — не хотела, чтобы в медицинской карте в Беларуси у меня была запись, что я это делала.

Мне не было плохо. Я сделала такой выбор, потому что понимала, что связывать свою жизнь с этим человеком не хочу. Если бы тогда я забеременела от своего нынешнего мужа, то, возможно, аборт не делала бы.

Я не вычеркну это из своей жизни, иногда вспоминаю об этом, но не с дрожью в сердце. Я юрист, для меня юридическая жизнь начинается с момента рождения, поэтому не считаю, что это убийство.


Сделала аборт - помогла стране?

Наталья, 62 года, замужем, один ребенок, один аборт

Наталья

Фото: Татьяна Ткачева

Я забеременела первый раз в апреле 1986 года, почти во время взрыва реактора на Чернобыльской АЭС. Врач-гинеколог советовал не рожать женщинам, у которых эта беременность была не первой.

Мне был 31 год, и это была моя первая беременность. Поэтому врач сказал, чтобы я взяла срочную путевку и уехала на какое-то время из чернобыльской зоны: никто не знал, какие могут быть последствия после аварии. Всю беременность я молилась, чтобы у моего ребенка было все хорошо. Я не успокоилась, пока не родила и не увидела, что с ним все в порядке.

Больше рожать я не решилась. Страх последствий — самая главная причина, почему во второй раз я сделала аборт. Вторая причина — это страх, что не справлюсь с двумя маленькими детьми. Было больно и страшно.

Татьяна, 49 лет, разведена, живет с мужем в одном доме, трое детей, три аборта

Татьяна


«Аборт - это не выход»: кто поможет, когда все отвернулись
Фото: Татьяна Ткачева

У меня было три аборта. Первый сделала через пять лет после замужества — мне 26 лет и двое маленьких детей, мы уехали в санаторий, я узнаю, что муж изменяет с моей коллегой по работе, и в это же время понимаю, что беременна. Я в шоковом состоянии. Идти на аборт было стыдно: ведь я замужем, что скажет свекровь?

Похожие темы:
Можно ли кормить грудью и делать медикаментозный аборт
Молитва за отпущение греха за аборт
Можно ли кормить грудью во время медикаментозного аборта

Знакомая сказала, что у нее есть специальный укол, который может спровоцировать выкидыш. Я ввела укол с лекарством. Было очень плохо. Думала, что умру. Лекарство не подействовало. Пришлось делать аборт.

Через несколько лет я родила третьего ребенка. Муж продолжал изменять. Я сделала еще два аборта: нужно было вырастить тех детей, которые у меня уже были.


Аборт: женщины рассказывают - Трейлер

Муж тратил деньги на любовниц и машину, а я растила детей на бюджетную зарплату. От него постоянно слышала упреки, что у нас могла быть большая семья, что он хотел больше детей, а не троих. Я не уходила от него, потому что хотела сохранить семью.

Похожие темы:
Можно ли кормить грудью во время медикаментозного аборта
После аборта выделения белые сгустки
Можно ли после аборта во время месячных

Алина, 35 лет, разведена, один ребенок, три аборта

Алина

Фото: Татьяна Ткачева

Первый раз я забеременела, когда мы с будущим мужем только начали жить вместе. Я еще не представляла себя матерью, а он — отцом. Ответственность была на мне. Я понимала, что поступаю правильно, но было чувство досады, потому что делать аборт не хотела.


В аптеках Актау свободно продают таблетки для аборта

Через несколько лет забеременела снова. Я не хотела рожать ребенка вне брака. Мы поженились. Отношения ухудшались, но я хотела родить ребенка от этого мужчины. Потом пять лет он насиловал меня несколько раз в месяц. Писать заявление в милицию боялась: было проще согласиться на секс и полежать бревном, чем противостоять. Он знал, что я боюсь забеременеть, но продолжал делать это против моей воли и говорил: «Лежи спокойно, а то кончу».

Похожие темы:
Можно ли кормить грудью во время медикаментозного аборта
Можно ли корове сделать аборт
Можно ли после аборта во время месячных

Я сделала аборт еще два раза. Когда обращалась в медицинский центр, боялась осуждения врачей, поэтому меняла имя.

Не понимаю, почему я не пила противозачаточные таблетки.

Тамара, 42 года, замужем, один ребенок, один аборт

Тамара

Фото: Татьяна Ткачева

Я врач. Когда заканчивала шестой курс, у меня был роман с иностранцем. Продолжения быть не могло: в девяностые годы было стыдно встречаться с кем-то из другой страны, он был из Марокко.

Перед летними каникулами узнала, что беременна. Я представила, как приезжаю в свой маленький город, где все на виду, больше всего боялась родителей, особенно реакции папы. Страх осуждения и чувство вины преследовали меня. Понятно, что через это можно было пройти, но на тот момент я была достаточно инфантильна, чтобы за что-то бороться.

Решила сделать аборт. Мама дала деньги. Я сомневалась. Сделала аборт на 12-й неделе. Это уже достаточно большой срок. Для меня это было убийство.

После летних каникул, когда все приехали на учебу, мы встретились с этим парнем. Я ему все рассказала. Оказалось, до меня у него была девушка, которая тоже сделала аборт. Для него это было освобождение, что ли. Купил мне какой-то подарок.

Если бы мама поддержала меня, возможно, я бы родила.

Ксения, 34 года, замужем, трое детей, один аборт

Ксения

Фото: Татьяна Ткачева

Я была замужем четыре раза.

Со вторым мужем мы любили друг друга, но больше жить вместе не могли. Мне было 29 лет, когда я забеременела. У меня был срок примерно 10 недель — я чувствовала, что рожать не хочу, но и брать на себя ответственность за аборт тоже не хотела. Выяснилось, что у меня была шеечная беременность, которую прервали по медицинским показаниям.

Накрыло меня уже после. Я плакала и кричала. Набрала вес до 150 килограммов, живот был на вытянутую руку.

Два года я вынашивала попытку пережить несостоявшуюся беременность, на фоне набора веса вступила в климакс. Осталось много боли из-за отсутствия поддержки. В Беларуси врачи разделяют прерывание беременности по медицинским показаниям и «абортниц». Женщин и так вогнали в такие рамки, что хотя бы здесь они должны иметь право выбора.

Каждый папа моих детей кричал, что ему очень нужен этот ребенок. В итоге дети со мной и никто из отцов не в курсе, как они.

Вероника, 31 год, не замужем, без детей, один аборт

Вероника

Фото: Татьяна Ткачева

Я забеременела в 19 лет: к тому времени мы с Пашей встречались несколько месяцев.

Тогда я жила в Польше и на себе ощутила, что это такое, когда хочешь сделать аборт, но не можешь. Родителям сказать боялась. Приехала на новогодние каникулы в Беларусь и пошла к врачу. На консультации гинеколог уговаривала меня не делать аборт. Мне дали направление на анализы, в предабортную консультацию: там мне рассказывали, что я больше не смогу родить, что я женщина и должна подумать, но я не собиралась менять свое решение. Меня постоянно спрашивали, когда в следующий раз планирую беременность, — я называла разные даты, чтобы они от меня отстали.

Врачи до последнего оттягивали момент, когда я смогу сделать аборт: забеременела в ноябре, а направление мне выписали на середину января. До этого времени мне надо было ходить беременной с мыслями об аборте. Для Паши аборт тоже был облегчением, хотя мы с ним очень мало говорили о сложившейся ситуации.

Даже если я не смогу иметь детей, я не сожалею о своем решении.

Екатерина, 27 лет, не замужем, детей нет, один аборт

Екатерина

Фото: Татьяна Ткачева

Я сделала аборт, когда мне было 20 лет.

Понадобилось много времени, чтобы принять это и согласиться: я росла в консервативной семье, у меня очень строгий папа. На тот момент постоянных отношений у меня не было — когда забеременела, поняла, что отцом ребенка могли быть два парня. Меня поддержал один из них, второй постепенно исчез.

Сначала у меня было состояние, когда я не могла принять решение, потом думала, что надо оставить беременность. В итоге поняла, что я не смогу и не хочу.

Про беременность узнала мама: она не давила, но и поддержки я не ощущала. В поликлинике, где мне делали аборт, все девушки лежали в одной палате. Это был конвейер: их увозили и привозили. Меня увезли самую последнюю. Наркоз долго не мог подействовать: помню, что все время плакала. Если бы мама была там со мной, то она увела бы меня оттуда.

Мы до сих пор не разговаривали с мамой об этом.

Диана, 91 год, не замужем, детей нет, один аборт

Диана

Фото: Татьяна Ткачева

После войны, в 1945 году, я всего боялась. Мне ампутировали ногу, когда я была еще совсем молодая. Долго ходила на костылях, потом мне сделали протез — и ходить стало легче.

В 20 лет я забеременела. Мы с Иваном не были парой, просто встречались время от времени. Когда я рассказала ему, что беременна, он молча посмотрел на меня и ушел. Его мама была против того, чтобы я рожала. Сказала, что ребенок от невестки-калеки им не нужен, что я должна сделать аборт.

Я расстроилась. Сделала аборт. Подумала, что я без ноги калека и такая никому не нужна. Больше никогда никого к себе не подпускала, решила, что буду одна. Всю жизнь проработала швеей в маленьком городе на севере Беларуси.

Я не жалею, что сделала аборт: растить ребенка одна я не хотела.

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — в телеграм-канале «Таких дел». Подписывайтесь!

врачигинекологияженщиныматеримедицинамедицинская помощьпсихологияфотоисторииэтика

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Использованные источники: https://takiedela.ru/2019/02/mezhdu-pravom-i-stydom/

Новый выпуск авторской программы Динары Садретдиновой посвящен одной из сложнейших проблем современности — абортам. Сегодня в России ежегодно около 500 тысяч женщин идут на искусственное прерывание беременности. Ведущая встретилась с Зулей из Киргизии. Недавно, узнав, что снова беременна, женщина решилась сделать аборт...

Авторская программа Динары Садретдиновой расскажет о самых острых проблемах, стоящих сегодня перед нашим обществом. Ведущая знакомит зрителей с людьми, которые попали в трудные ситуации: смогут ли они выйти из них?

Динара Садретдинова: «Ассаляму алейкум, мир вам. Совсем недавно, в американском штате Алабама был принят беспрецедентный закон «Прерывание беременности подлежит наказанию». Причем, врачу, который проведет эту операцию грозит до 99 лет тюрьмы. Это решение всколыхнуло общественность по всему миру. Безусловно, нашлось немало его противников, в том числе и в нашей стране. Мы встретились с женщиной, которая решилась на этот отчаянный шаг – совершить аборт».

Наталья Миронова, заместитель директора благотворительного фонда «Дом доброты»: «Врачи выяснили, что Зуля беременна».

Зулхумар Дарвишева: «Мне нельзя было рожать».

Наталья Миронова, заместитель директора благотворительного фонда «Дом доброты»: «Она боялась, что просто физически не сможет это выдержать».

Анна Грозная, многодетная мать, общественный деятель: «Около трех, четырех абортов в год. И это только официальная статистика. По факту, как минимум, мы в два раза умножать должны».

Зулхумар Дарвишева: «Муж мне даже говорил, много раз повторял, что если родится нездоровый ребенок».

Наталья Миронова, заместитель директора благотворительного фонда «Дом доброты»: «Сильно переживала, что я не смогу выжить. Вот это сильно-сильно женщин ломает».

Зулхумар Дарвишева: «Я после операции дома лежала. Я узнала, что я беременна. Мне нельзя было рожать три года минимум, потому у меня в позвоночнике меняли диск и мне нельзя было рожать, и тяжелое нельзя было поднимать. И потом, у нас была малообеспеченная семья, меня муж не обеспечивал, потому что трое у меня детей было, мне надо было работать. У меня в плане, как только встать на ноги, работать. И я узнала, что я беременна, думала, аборт сделать. Думала, что выбрала правильный путь».

Наталья Миронова, заместитель директора благотворительного фонда «Дом доброты»: «Уже после того, как операцию провели, врачи выяснили, что Зуля беременна, но в тот момент, когда операция проходила, у нее уже был срок беременности несколько недель. Этого врачи не заметили и по окончанию операции, они ей сказали, что в связи с тем, что был наркоз, ей необходимо делать аборт. Зуля, видимо, слушая врачей, авторитетное медицинское мнение, она приняла такое решение, именно об аборте».

Зулхумар Дарвишева: «В это время у меня в кармане денег не было для лекарств, чтобы какую-нибудь меру принять, или там аборт, или что-то сделать. Я решила Ире позвонить, директору фонда «Дом доброты» и она начала меня успокаивать, сказала, что поможет нам, будут обеспечивать. Мне муж всегда говорил, что мне надо работать, работать и работать. Я не думала об этом малыше вообще, у меня 14 летняя девочка, трех летнюю девочку она воспитывала. Детей некому было оставлять, и я должна была работать. Поэтому у меня в мыслях даже не было рожать».

Наталья Миронова, заместитель директора благотворительного фонда «Дом доброты»: «С Зулей мы познакомились год назад, когда она обратилась к нам в фонд, находясь в тяжелейшем положении. У нее грыжа на позвоночнике давала сильнейшие боли, и она не могла вообще разогнуться. Ей требовалась серьезная операция на позвоночник. В тот момент мы привозили ей продуктовую помощь. Зуля была в очень расстроенных чувствах и в положении таком депрессивном».

Зулхумар Дарвишева: «Я у одной сестры на дому убирала квартиру, у нее работала. Это до операции на позвоночник было, и я у нее заболела дома. И она сказала, чтобы я МРТ сделала. Она мне помогла сходить на МРТ. МРТ показало, что у меня грыжа, в позвоночнике заело диск, надо менять, то есть большая сумма нужна была. И эта сестра сказала, что в группу скинет, чтобы нам помочь. Там большая сумма была для нас. Половину суммы собрали и больше они не смогли, и сказали, что в фонд «Дом доброты» они передают эту сумму, чтобы они там дособрали эти деньги, и мне помогли».

Наталья Миронова, заместитель директора благотворительного фонда «Дом доброты»: «Она, естественно, начала с нами советоваться, звонить в фонд, спрашивать, действительно ли она правильное решение приняла. Мы со своей стороны стали консультироваться с врачами-гинекологами, уточнять, есть ли у нее шанс оставить ребенка».

Зулхумар Дарвишева: «Быстро избавиться от малыша, только это у меня в мыслях было».

Наталья Миронова, заместитель директора благотворительного фонда «Дом доброты»: «Зулю было непросто отговорить, потому что она утвердилась в своем решении. Были сильнейшие проблемы с мужем, со здоровьем после операции, она боялась, что просто физически не сможет это выдержать. То есть такая нагрузка на позвоночник, после того, как у нее удалили грыжу. Еще она была слабая очень. Ну и проблемы с мужем, конечно, тоже. Когда поддержки близких нет, человеку очень тяжело.

И мы всячески пытались объяснить, что даже если не будет поддержки близких, то мы сможем поддержать тебя, мы поможем тебе, мы будем возить тебе продукты. Если тебе нужны будут памперсы там, бутылочки, все для грудничка вещи какие-то, мы это сможем тебе обеспечить. Поэтому за это можешь не волноваться. Зуля уже немного по-другому смотрела на эту ситуацию. У одной из сотрудниц фонда нет детей и она предложила Зуле забрать ребенка, когда она его родит, но на это Зуля тоже так отреагировала, что нет, она не хотела бы расстаться со своим ребенком. Уже решение у нее пошло в другую сторону, чтобы оставить ребенка. И по воле Всевышнего, по Его милости, она приняла решение не делать аборт, оставить ребенка».

Зулхумар Дарвишева: «После рождения ребенка я почувствовала радость малыша, чувства малыша. Я до этого ко всему готова была, но я очень сожалею, что хотела сделать аборт, я очень сожалею. Потому что я была в тупике, я очень сожалею. Хвала Всевышнему, что я не делала аборт».

До революции аборты в нашей стране разрешались только в случае угрозы жизни женщины, во всех остальных случаях они были запрещены. Но все изменилось после 1917 года.

Аборты в СССР

Советская Россия первой в мире легализовала аборты. Был даже опубликован специальный документ «Постановление об искусственном прерывании беременности». Если до революции аборты были запрещены, то теперь их могли делать все. Кстати, Государства Европы пришли к такому же решению гораздо позже. Первыми стали страны соцлагеря. В 1956 году аборты легализовали в Чехословакии и Югославии. Западные страны выпустили соответствующее решение гораздо позже. На сегодняшний день искусственное прерывание беременности разрешено в 55 из 194 стран мира. Результаты легализации абортов в Советской России шокируют. Только в Москве в 1924 году на сто родов пришлось 27 абортов. В 1925 – 38. В 1926 – 61. А в 1927 году на каждые сто родов приходилось 86 абортов. В СССР искусственное прерывание запретили на Государственном уровне уже в 1936 году. Стало сильно сокращаться население. Запрет, однако, сняли в 1955 году.

Аборты в современной России

Сегодня в России аборт в официальный перечень медицинских услуг. На сроке до 12 недель достаточно желание женщины, от 12 до 22 недель – в случае изнасилования, по медицинским показаниям – любом сроке. По данным Росстата в прошлом году в России было совершено 520 тысяч абортов. В нашей стране существуют сотни организаций, которые успешно борются с абортами. Они оказывают психологическую помощь будущим мамам, которые задумались о том, чтобы прервать беременность. Еще в средние века в Европе появились бэйби боксы – специальные мобильные приемники для детей, мать может оставить малыша в такой коробке, где он будет в тепле до тех пор, пока его не заберут специалисты. В Росси первые бэйби боксы появились в 2012 году, однако через несколько лет был внесен законопроект, запрещающий анонимно оставлять в них детей, а организаторов бэйби боксов предлагалось штрафовать на пять миллионов рублей. Закон позднее отправили на дополнительное рассмотрение. Против абортов выступают почти все религии, представленные в России, богословы и священнослужители не устают предупреждать женщин, что аборт – убийство живого человека.

Аборты в Исламе

Висам Бардвил, председатель союза исламских организаций: «Аборт и отношение к нему в исламе. Есть разные мазхабы, разные богословские школы в отношении деталей аборта, потому что некоторые мусульманские ученые разделяют виды абортов. Аборт, конечно, подразумевает преднамеренное прерывание беременности без медицинских показаний, не как выкидыш, вне зависимости от желания родителей. Мы говорим про то, которое преднамеренное прерывание без медицинских показаний, потому что если есть медицинское показание, если есть угроза жизни матери, то, конечно, практически в данном случае единогласно мнение среди богословов, мусульманских ученых о том, что в таком случае аборт оправдывается.

Или ребенок находится в таком состоянии, не совместимом с жизнью и нет пользы в продолжение беременности, поэтому по медицинским показаниям. Конечно, предпочтительно в первую очередь дать показания врачи верующие, мусульмане, которые понимают запрет аборта и не так просто по любым несерьезным причинам, или безразлично к этому относятся. Но, если речь идет о том, что мать или отец ребенка, или совместно они это решают, или кто-то заставляет мать сделать аборт от нежелания иметь детей, здесь есть хадисы пророка (мир ему и благословение Аллаха), где это запрещает.

То есть аборт сравнивается и в шариате воспринимается как убийство, это очень важно, что это убийство. Хотя наказание за аборт никогда не доходит до наказания как за убийство человека, который уже родился. Но это расценивается как убийство, грех убийства. Последствия, правда, не смертная казнь, но финансовая дия – материальное искупление, которое платится наследникам, которые были бы, например, если бы этот ребенок родился живым. Некоторые из них говорят, что до 40 дней это не является убийством и здесь разрешается делать аборт. Это есть в ханбалитском мазхабе, например, или даже некоторые ханафитские ученые.

Некоторые считают, что нету сроков, если плод начал образовываться хоть с первого дня, этот запрет есть как малякиты, так и некоторые шафииты. Можно привести фетву европейского совета по фетвам исламских исследований, в котором говорится, резюмируются мнения современных ученых, что аборт запрещен, без уважительной причины, как мы говорим, медицинских показаний. Но наказание отличается. Если аборт до 120 дней, в этот период аборт запрещен, но искупления никакого нет, материальных никаких действий нет, кроме покаяния, человек должен покаяться, потому что это убийство, это грех. Если совершили после этого периода, то есть 120 дней уже прошло жизни плода, то здесь дополнение к покаянию, что кроме того, что мать и отец должны просить у Аллаха прощения, они еще должны понести материальное наказание в виде диа, которое выплачивается наследникам, если бы они были живы».

И сегодня в России не утихают споры об абортах. Я решила предоставить вам возможность послушать разные аргументы.

Женщины об абортах

Анна Грозная, многодетная мать, общественный деятель: «Буквально каждая четвертая, пятая беременность заканчивается абортом. Почему так происходит? Потому что слишком доступен у нас сегодня аборт, он легализован уже более как 90 лет, женщины привыкли, что если что, можно как пойти зуб выдрать, сходить на аборт, в этот месяц, в следующий месяц и так далее. При любых каких-то сложностях для женщины это очень простой выход».

Наталья Миронова, заместитель директора благотворительного фонда «Дом доброты»: «Я была в ситуации Зули, в точно такой же ситуации. Я была беременна и осталась одна, родители мои не живут в Москве и поддержки такой сильной не могли мне оказать. На тот момент у меня отец был уволен и, естественно, внутреннее мое состояние нарушилось тем, что у меня не будет никакой материальной поддержки, я не смогу выжить. Но на тот момент я была еще не в исламе, я очень сильно расстраивалась, сильно переживала, что я не смогу выжить – вот это сильно-сильно женщин ломает. Они боятся, что они не выживут и не смогут обеспечить ребенка так, как должны».

Анна Грозная, многодетная мать, общественный деятель: «Около трех, четырех абортов в год. И это только официальная статистика, по факту, это как минимум, в два раза мы умножать должны, потому что частные абортарии, это абортивная контрацепция, это нелегальные, криминальные аборты, вплоть до девятого месяца».

Зулхумар Дарвишева: «Хуже, чем моей жизни, ни у кого, наверное, нет, но я всем скажу, нельзя совершать аборт. Уповать только на Аллаха надо, по воле Аллаха, конечно, все случается и по воле Аллаха люди мне помогли, и вот до сих пор помогают. Никогда в трудностях не оставляют меня. Нам Аллах ризк дает и все, что я прошу Аллаха, Аллах нам дает».

Анна Грозная, многодетная мать, общественный деятель: «Центров помощи очень мало, поддержки женщин. Более того, они очень часто даже и не знают. А также, самая главная проблема – женщина не информирована тем, что аборт является убийством, с самого момента зачатия. Это человек и общество говорит этим законом легальности абортов, что вроде как это не человек, а сгусток. Но, если мы посмотрим на узи, на какие-то научные факты, то, конечно, это является убийством и, видя эти кадры, кадры абортов, которые так редко показывают сегодня даже в гинекологиях, там говорят, что это просто сгусток, то, конечно, для женщины это кажется легким выходом».

Зулхумар Дарвишева: «Мой ребенок есть мой, поэтому, смотря в глаза малыша, у меня сердце не хочет, чтобы я отдавала ребенка. Директор фонда «Дом доброты» стала причиной, по ее словам, она постоянно мне писала, что будет поддерживать, хвала Всевышнему, они меня поддерживают. До сегодняшнего дня они меня поддерживают».

Анна Грозная, многодетная мать, общественный деятель: «Человек является человеком с момента зачатия. Эмбриональная стадия – это лишь одна из стадий его развития. Вот есть эмбриональная стадия, дальше человек родился младенцем, ребенок, девушка, старик. Утробная стадия – это просто одна из стадий человека».

Зулхумар Дарвишева: «Надо побеждать, сабр надо делать. Побеждать, что в это время сестрам, женщинам вселяется шайтан и нельзя в это время сразу же пытаться быстренько аборт сделать. Вот я в это время такая была. И даже перед родами я собиралась малыша не оставлять у себя, а кому-то отдать. Но я очень сожалею. Очень-очень я сожалею».

Анна Грозная, многодетная мать, общественный деятель: «Очень много сегодня организаций. Хотелось бы, конечно, чтобы это было на Государственном уровне. Я уверена, мы к этому придем. Все больше и больше есть неравнодушных женщин, приходов, есть «Дом доброты», например, куда могут обратиться женщины в сложной ситуации. Есть «Рус про лайф» организация, которая помогает тоже одиноким женщинам, многодетным. Есть «Женщина за жизнь». Очень много, вы знаете, по всем крупным городам. Есть также и склады помощи, где помогают женщинам. В целом, конечно бы хотелось больше ответственности самой женщины, потому что ей потом растить ребенка, вступать в брак, прежде чем начинать какие-то отношения, потому что это просто повальная сегодня мода на сожительство. В основном, мы из-за этого имеем такое количество абортов и брошенных мам одиночек».

Зулхумар Дарвишева: «Несмотря на то, что мне говорили врачи, многие, даже родители мне говорили, знакомые, муж мне даже говорил, много раз повторял, что если родится нездоровый ребенок, он много раз повторял, несмотря на все это, я не отказалась от малыша. Родилась живая, здоровая малышка. Хотя не на девятом месяце я родила, все равно по воле Аллаха, она у меня здоровая малышка, хвала Всевышнему. Я бы хотела, чтобы мои дети стали хафизами Корана, чтобы иман у них крепким был, и чтобы дети меня любили. Хвала Всевышнему, любят они и чтобы младшие любили меня как старшие».

Можно долго спорить и слушать, что говорят сторонники и противники абортов, но факт остается фактом. Россия сегодня один из мировых лидеров по прерыванию беременности и рождаемость в нашей стране продолжает падать. Да дело даже не в статистике, все просто – никто не может лишить ребенка жизни, дарованной ему Всевышним.

Спасибо за помощь в подготовке материала: Anna_groznaya_official

Благодарим за помощь в съёмках руководство и коллектив халяль-кофейни "Зам-Зам" на ул. Селезневской, 34


Использованные источники: https://alif.tv/ona-reshilas-na-abort/

"Аборты не про нищету. Они про нелюбовь"

«Фома» продолжает цикл «Оставить в живых»: практикующие психологи рассказывают о женщинах на грани аборта и о реальных причинах, толкающих их на прерывание беременности.

Какие причины чаще всего называют женщины, приходящие на аборт? Зачем психологи пытаются переубедить женщин?

И что происходит дальше с теми, кто меняет свое решение и отказывается прерывать беременность? Об этом и многом другом — наш разговор с практикующим психологом в женской консультации (по закону, чтобы получить направление на бесплатный аборт, нужно обязательно пройти предварительную беседу с психологом), сотрудником центра защиты материнства «Ева» в городе Подольске Мариной Антоновой.

Фото Владимира Ештокина

Что меняется за 5 минут консультации

— Марина Васильевна, что чаще всего становится причиной абортов? Нищета, изнасилование, тяжелая болезнь?
— Ни то, ни другое, ни третье.

— То есть как?

— С такими обращениями приходят единицы. Например, за всю мою практику у меня не было ни одного случая, связанного с изнасилованием, а я работаю в женской консультации уже около трех лет. Из общения с коллегами я знаю, что и в их работе это крайне редкие события. И тяжелые болезни тоже.

— Но неужели не говорят про бедность?

— Вот про бедность как раз говорят. Но вы сначала упомянули слово «нищета»… Скажите мне, невозможность заменить пятый айфон шестым — это нищета? Парадокс в том, что ко мне приходят и такие люди и заявляют о своей финансовой недостаточности. Говоря при этом: «Мы не хотим плодить нищету». И вы знаете, сначала я думала, что дело действительно в материальных проблемах. Но на практике тех, кто реально не способен прокормить еще одного ребенка, крайне мало. Представьте, что за месяц наш кабинет посещает примерно тридцать женщин, из них по-настоящему в бедственном положении — максимум одна. Но и те, и другие заявляют о материальных трудностях. Многие говорят, что им негде жить, а в ходе разговора выясняется: на самом деле есть где, но просто хотелось бы жить лучше.
Я могу со всей уверенностью сказать, что 90 процентов моих пациенток, которые говорят, что не потянут, на самом деле в силах не только воспитать того ребенка, который сейчас у них в животе, но и других родить и вырастить. Не в богатстве, конечно, но тем не менее достаточно достойно. Потому что у них есть крыша над головой и у большинства, как ни странно, есть мужья. Возможно, их не удовлетворяет их финансовое положение, но все же оно вполне позволяет обеспечить ребенка всем самым необходимым.

— Что же тогда происходит? Почему столько женщин прерывают беременность?

— Настоящая причина такого решения не может быть материальной. Причина, по которой женщина идет на аборт, может быть только психологического характера. Когда проходит пять, десять, двадцать минут нашего разговора, у подавляющего большинства пациенток финансовые проблемы уходят на второй план. А на первый выходит поистине главная причина: недостаток любви. И еще отсутствие психологической поддержки со стороны мужа и родственников. Вот основная проблема всех тех женщин, которые идут избавляться от своего ребенка, прикрываясь, как щитом, недостатком финансов.

Эта поддержка, именно психологическая, всегда оказывается решающим фактором. Если у беременной женщины она есть, то ни однокомнатная квартира, ни маленькая зарплата мужа не заставят ее лишить себя ребенка.

Фото диакона Константина Селезнева

— О чем еще говорят женщины, приходящие к Вам с решением на аборт?

— Очень часто приходят женщины, которые считают так: «одна семья — один ребенок». Это стереотип, который тянется еще из советского времени, только сегодня он трансформировался в убеждение: «Пусть у меня будет один ребенок, но у него будет всё». И тогда я спрашиваю, а что такое «всё» для человека? Вы думаете, в пятилетнем возрасте ребенку реально важно, за пять тысяч у него кроссовки или за восемьсот рублей? Почему вы считаете, что не сможете обеспечить достойное существование не одному, а двум детям, обеспечить их нормальной обувью, одеждой, игрушками? Не говоря уже о том, что сегодня между подругами настолько налажен обмен хорошими детскими вещами! Но у многих женщин есть представления, подпитанные фильмами и глянцевыми обложками, которые к реальной жизни — и, что важно, к настоящему счастью — не имеют никакого отношения. А ведь давно известный факт: в кругу братьев и сестер ребенок развивается более гармонично, ему есть о ком проявлять заботу, кому уступать, отдавать, он, как правило, менее эгоистичен. Здесь мало кто со мной не соглашается — и все же очень сложно пробить эту стену.

Еще часто говорят об учебе и карьере: «Я хочу реализоваться в профессии и не собираюсь всю жизнь возиться с подгузниками». Но это опять же вопрос отношений внутри семьи и стереотипов, которые навешивают на девушку или женщину. Сразу вспоминаю историю, как ко мне на консультацию пришла молодая девушка, студентка третьего курса: ей нужно было прервать беременность потому, что мама оплатила ей стажировку на лето в Китае. Дочери она сказала: «Либо Китай, либо мы все бросаем и начинаем тут растить ребенка. Зароемся в пеленки и подгузники — и конец всей твоей карьере».

Дети не могут стать помехой ни в работе, ни в жизни вообще. Уж если тебе Богом суждено воплотить себя в той или иной профессии, ты обязательно к ней придешь, будь у тебя хоть пятеро детей. А я знаю и не такие истории. Например, моя бывшая однокурсница — кандидат психологических наук, и при этом у нее восемь детей! Она смогла совместить в своей жизни и большую семью, и работу, и научную деятельность. Опять же — благодаря хорошей психологической поддержке: у нее замечательный муж, они живут небогато, но очень дружно.

И еще я хочу отметить, что девушке, собиравшейся в Китай, я предлагала посмотреть недавно вышедший короткометражный фильм «Живи» режиссера Елены Пискаревой. Она смотрела его вместе со своим молодым человеком, отцом ребенка. Фильм ее очень впечатлил и тоже повлиял на ее решение сохранить беременность.

 

Мама, которая не поцелует

— Есть ли такие доводы пациенток, которые лично Вас шокируют, вводят в ступор?

— За годы работы меня стало трудно удивить. Но, пожалуй, до сих пор вводит в ступор, когда женщина на консультации говорит, что сделала за свою жизнь два аборта, а потом, когда разговор становится уже более доверительным, вдруг признается, что на самом деле их было пятнадцать, а не два.

Я здесь тоже не просто так. Однажды я узнала, что моя бабушка сделала около двадцати абортов. Когда она еще была здорова (сейчас у нее болезнь Альцгеймера и с ней трудно говорить), бабушка рассказывала нам, что в то время даже представить себе не могла, что шла убивать ребенка. Настолько это было тогда на потоке, что ей и в голову не приходило мучиться из-за сделанного. Просто пришла — «почистилась». Дедушка, ее муж, был врачом и совершенно спокойно относился к этой «процедуре», сам провожал жену.

Ужас содеянного бабушка осознала. Но только когда стала старше и когда поняла, что у нее больше уже не будет детей. В это время взрослые женщины, как правило, начинают оглядываться на свою жизнь и вспоминать все упущенные возможности стать матерью.
Ее переживания и признание очень сильно повлияли на меня. Поэтому когда в нашем городе двое неравнодушных людей, один из них священник, начали организовывать движение в защиту жизни еще не рожденных детей, я поняла, что не могу к ним не присоединиться. В том числе и ради моей бабушки.

Фото Светланы Родиной

— Женщина, которая сделала так много абортов, — легко ли вести с ней диалог?

— Вы знаете, очень трудно. Чем их больше, тем тяжелее психологу проводить беседу, рассказывать что-то о негативных физических, психологических, духовных последствиях. Сердце этой женщины закрыто, оно как каменное. Потому что если оно станет мягче, то все всплывет на поверхность. Как правило, если у такой женщины есть дети, то это мама, которая лишний раз не погладит, не поцелует. Она постепенно перестает допускать в свою жизнь какие-то сантименты. Видимо, таким образом срабатывают защитные барьеры психики — она должна быть права, иначе она бы просто сошла с ума от осознания того, что сделала.

Вот еще одна фраза, от которой в начале своей рабочей практики я чуть не падала со стула: «Я не хочу детей. Мне противно быть беременной». Но потом я поняла, что это элементарная неготовность к материнству. Очень часто она родом из детства, когда, например, женщина подсознательно перекладывает на себя мамин негативный опыт родов. Ей претит все, что связано с материнством — лишь потому, что мама с детства твердила: «Да я чуть не умерла, пока тебя рожала! Да как же ты трудно из меня выходила, это ужас какой-то!» Конечно, девочка растет с пониманием, что материнство — это «ужас». Отразиться в ее жизни это может по-разному: она может родить пятерых детей, но быть равнодушной, хладнокровной матерью, а может не родить ни одного — только потому, что это больно, как говорила мама.

 

«Мы готовы усыновлять»

— Сегодня многим не нравится то, насколько активно выступают участники движения в защиту жизни еще не рожденных детей…

— Вся проблема в том, что многим кажется: наше движение сводится к какой-то «внешней движухе», то есть митингам, сборам подписей, плакатам… Да, конечно, мы стремимся использовать все доступные нам информационные площадки, чтобы развенчивать миф о том, что аборт — это простейшая медицинская процедура, которая ничем не чревата и даже гуманна. Но в реальности все это оказалось не самым главным.

Ключевой в нашей работе стала ежедневная деятельная помощь женщине. Прежде всего психологическая. Потому что подавляющее большинство женщин, поверьте, не хотят аборта, но им трудно признаться в этом даже самим себе. Они мыслят стереотипами: «если рожу — никакой карьеры», «три ребенка — это слишком много», «не хочу быть многодетной мамой» и прочее, прочее. А еще зачастую оказывается давление со стороны родных: часто девушку на аборт приводит мама, а жену отправляет муж, либо говорит: «Решай сама», и своей безучастностью приводит ее к выводу: «Одна я с ребенком не справлюсь».

А иногда давление оказывается настолько жестким, что нам приходится уберегать женщину от домашнего насилия или предлагать крышу над головой, потому что за решение сохранить беременность ее выгоняют из дома. Порой женщине нужно предоставить кров именно для того, чтобы подумать и в спокойной обстановке принять решение — потому что дома у нее такой возможности нет. Поэтому участники нашего движения создают приюты для женщин, дома матери и ребенка, предлагают финансовую, вещевую, юридическую помощь. Чтобы женщина знала, что будет находиться под защитой, что не останется одна.

Сразу вспоминаю историю, как одна моя пациентка, решившая сохранить беременность, просто не выдержала откровенного насилия, рукоприкладства со стороны мужа и в итоге сделала аборт. И когда вернуть уже ничего было нельзя, она вдруг испытала колоссальное потрясение. Знаете, почему? Потому что до этого, на УЗИ, она уже слышала стук сердечка своего ребенка. Но в состоянии аффекта она решила от него избавиться. Вскоре эта женщина забеременела снова. И тогда она сразу позвонила мне и сказала, что без нашей помощи и поддержки она не справится, потому что поддержки от мужа она не чувствовала.

Фото Светланы Родиной

— А бывали ли в Вашей практике случаи, когда Вам удавалось изменить позицию мужчины и таким образом сохранить жизнь ребенка?

— Конечно! Часто бывает, что ко мне на консультацию приходит женщина, а мужчина ждет ее за дверью. В таком случае я обязательно приглашаю его зайти. Ведь они, как правило, не осведомлены даже об элементарных вещах, связанных с абортами, им кажется: ну пойдет, «по женской части что-то там сделает». А когда мужчине начинаешь приводить простейшие факты, зачитывать цитаты врачей, которые говорят о вреде аборта для здоровья — у них волосы дыбом встают.

Я объясняю, что от решения, которое сейчас принимается, зависит здоровье жены, продолжительность ее жизни, потому что аборт ее укорачивает и неизбежно возникают физиологические последствия. Ведь был здоровый человек, замечательная женщина в репродуктивном возрасте, у которой и гормональный фон, и все циклы протекали нормально — и вдруг этот здоровый человек пошел, лег под общий наркоз и сделал операцию. Полагать, что это никак не скажется на здоровье, наивно: один только наркоз делает человека болезненнее, чем раньше. Не говоря уж о всех особенностях самой операции и о всех рисках, связанных с ней. Когда я начинаю объяснять эти простые вещи, мужчины сразу все понимают и сразу обращаются к женщине: «Ну, действительно, зачем нам это нужно-то?» И вот здесь иногда бывает обратная ситуация: когда мужчина осознал, что их семье не нужен аборт, а женщина — нет. Иногда доходит до того, что муж прямо у меня на консультации начинает уговаривать жену сохранить ребенка.

Недавно ко мне на консультацию пришла девушка лет 25-ти, с виду очень благополучная. Она была единственным ребенком в хорошо обеспеченной семье и воспитывалась в достаточно рафинированных условиях. Вышла замуж по любви за молодого человека, и вскоре у них родились друг за другом двое деток. Полная перестройка жизни, стрессы, бессонные ночи… И вдруг она узнает, что снова беременна. Придя ко мне, она сказала, что троих им не вытянуть, что только что они еле-еле купили малюсенькую двухкомнатную квартиру — чем-то родители помогли, что-то муж заработал. Хотя для многих своя двухкомнатная квартира —это просто счастье. «Мы не потянем, мы и так еле-еле живем, а ведь нужно как-то развиваться». Я спросила, что обо всем этом думает муж. «Он тоже считает, что для троих детей пока рановато».

Мы еще какое-то время поговорили, уже о других вещах, — и вдруг эта девушка заплакала. Сказала, что все понимает, что ей этого ребенка жалко. Выяснилось, что немалую роль в ее решении играет давление со стороны мамы, которая ждала от своей дочери какой-то великолепной судьбы, а тут она, девушка с высшим образованием, со знанием трех языков, зароется в пеленках. В конце нашего разговора девушка уже была настроена сохранить жизнь ребенку. Она поняла, что маленькие дети — это лишь период жизни, что пройдет несколько лет, и если действительно хотеть, то все свои знания вполне можно реализовать. Быть мамой трех деток-погодок не страшно: нужно просто научиться правильно выстраивать свое время. И сейчас для этого столько возможностей: множество тренингов, вебинаров, книг по тайм-менеджменту для молодых мам, замечательные психологи, в том числе и помогающие бесплатно — как, например, в нашем центре.

Напоследок я дала ей несколько брошюр про последствия прерывания беременности и попросила дать это прочитать мужу. Я не знала, что все это время он сидел за дверью. И когда молодая мама вышла из кабинета с измененным выражением лица, по которому, по всей видимости, было понятно, что она передумала — вдруг на весь коридор раздался громкий, счастливый мужской возглас: «Аллилуйя!» Видимо, все же муж хотел этого ребенка, переживал и ждал положительного результата.

Жена подбежала и тянет его за руку, а он не унимается: «Вы понимаете, что у моих детей есть все?» Показывает мне свой дырявый летний ботинок с наполовину оторванной подошвой и говорит: «Видите, в чем я хожу зимой? Я себе ничего не покупаю, но у моей жены, у моих детей есть все, что им нужно! Да, у нас тесная квартира, да, мы еще только встаем на ноги, но я изо всех сил стараюсь зарабатывать деньги и делать все, что она хочет. А ей все мало, мало, мало, ее маме все мало!»

Знаете, в чем ваша самая большая проблема? Вы очень устали. Вы молодая семья, которая к таким трудностям еще не привыкла. Поэтому вам пока еще сложно. Но через десять лет вы оглянетесь назад, вспомните этот рваный ботинок и скажете: какое же это было счастливое время»». Потому что все мои знакомые, которые не сдались в подобной ситуации, не принесли своего ребенка в жертву удобствам, все они смотрят на свою жизнь и говорят: какое счастье, что мы это вынесли, — зато теперь посмотрите, какие у нас чудесные детки, какие они все разные, какие они наши помощники! Тогда мужчина спрашивает: «Ну что, что мне сейчас делать?» Я говорю: «Продолжайте делать то, что вы делаете, и обнимайте почаще вашу жену, подбадривайте, поддерживайте ее».

Такие мужчины есть. Да, у них разные возможности, особенно на ранних этапах жизни. И здесь главное — потерпеть и не требовать от них слишком многого, в особенности того, что связано со стереотипами и не имеет отношения к той реальности, в которой находится пара.

Конечно, бывают мужчины, которые либо недостаточно любят, либо уже подумывают о том, чтобы закончить отношения. Вот они к аборту относятся достаточно спокойно. И чаще всего прерывать беременность идут женщины, у которых нет никакой поддержки самых близких — мужчины, мамы, сестры.

И тогда мы фактически берем ответственность за судьбу женщины на себя и стараемся помочь. Если роды сложные, если ребенок рождается недоношенным, мы прикладываем все усилия, чтобы женщина смогла выходить ребенка. Есть миф, что нам лишь бы отговорить женщину от аборта, а потом хоть трава не расти. Конечно, это не так: мы не бросаем женщину и поддерживаем ее и во время беременности, и после — ровно столько, сколько ей нужно.

То есть, как только в психике женщины происходит принятие своей беременности, тут же и кроватки находятся, и родители уговариваются, и все трудности преодолеваются. Но помощь мы предлагаем, естественно, всем.

Некоторым нужна только психологическая поддержка. Бывает, что женщина, обиженная отцом ребенка, решает сохранить зародившуюся в ней жизнь, но при этом пока не знает, как сможет полюбить этого ребенка. И мы с ней вместе проделываем работу по принятию малыша. Поскольку впереди большой запас времени, девять месяцев, то нам, как правило, это удается.

Более того, большинство психологов и священников, которые идут работать в Центры защиты жизни, подобные нашим, прекрасно отдают себе отчет в том, что в некоторых случаях спасенных детей придется усыновлять. Либо самим, либо найдя хороших родителей — но надо делать все возможное, чтобы только человек появился на свет. И случаев такого усыновления уже немало.

Благодарим организаторов добровольческого общественного движения «За жизнь!» за содействие в подготовке материала

 

«Спаси жизнь»

Общероссийская программа помощи беременным женщинам и семьям с детьми, попавшим в кризисные ситуации, — реализуется общероссийским общественным движением «За жизнь!» ). Цель программы — спасение жизни детей посредством психологического консультирования беременных женщин, находящихся в состоянии выбора (рождение ребенка или аборт), и оказания им полноценной помощи: продовольственной, вещевой, юридической, предоставление крова, получение специальности, помощь в трудоустройстве и прочее.

К 1 января 2018 года в программе приняли участие уже 86 городов. Открыта телефонная линия комплексной помощи 8-800-100-48-77 и сайт www.sos-life.ru. Совместными усилиями региональных организаций и Оргкомитета программы разноплановую помощь уже получили более 84 000 человек, спасены жизни 8 114 детей. Если Вы готовы оказать поддержку программе и/или ее подопечным, Вы можете обратиться по телефону 8 (495) 255-07-33 или по электронной почте soslife@yandex.ru

 

Читайте также: 

Фильм Елены Пискаревой "Живи"

История несостоявшегося убийства. Интервью с Еленой Пискаревой

Рассказы психологов о женщинах на грани аборта

Мой сыночек

https://foma.ru/wp-content/uploads/2020/04/1170x200_novy_nomer.jpghttps://foma.ru/wp-content/uploads/2020/04/768x211_pdf_novy_nomer.jpghttps://foma.ru/wp-content/uploads/2020/04/375x201_novy_nomer.jpg
https://foma.ru/wp-content/uploads/2020/04/1170x350_Pozdrav-Fomu-1-1.jpghttps://foma.ru/wp-content/uploads/2020/04/768x211_Pozdrav-Fomu-1.jpghttps://foma.ru/wp-content/uploads/2020/04/375x201_pozdrav-Fomu-1.jpg
(16 голосов, средняя: 4,50 из 5)
Загрузка...

Использованные источники: https://foma.ru/abortyi-ne-pro-nishhetu-oni-pro-nelyubov.html

4
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
chervonez.ru

Комментарии закрыты.