Перейти к контенту
chervonez.ru

chervonez.ru

Медицинский портал

Можно ли при аборте оставит одного

Рубрика: АбортаАвтор:

Между правом и стыдом

Авария на Чернобыльской АЭС, измена мужа, насилие, ранняя беременность, тяжелые роды, болезнь, бедность и страх одиночества — фотограф Татьяна Ткачева в проекте «Между правом и стыдом» дает слово женщинам, которые по этим и другим причинам решились на аборт

Два года назад я узнала, что моя мама сделала аборт.

Когда я стала расспрашивать ее, мама говорила неохотно, почти шепотом. «Аборт» — табуированное слово для многих женщин в Беларуси. Они стараются его не произносить или заменить другим словом, почти никто из женщин не признается, что имеет такой опыт.


Как убивают в утробе: гинеколог в студии НТВ показала ужасы аборта

В Беларуси не запрещено прерывание беременности до 12 недель. С 12 до 22 недели аборт можно сделать только по медицинским и социальным показаниям. В среднем на 100 родов приходится 23,5 аборта, примерно 40% женщин прерывают беременность по экономическим причинам.

Но каждый год в Беларуси проходят недели без абортов, а согласно последним правкам в законе о здравоохранении, врач может отказаться прерывать беременность, если она не угрожает жизни и здоровью женщины. В городе Логойске этим правом воспользовались все врачи.

«Между правом и стыдом» — это истории женщин, которые сделали аборты по разным причинам. У каждой — своя история, которую она будет вспоминать в течение всей жизни: трагедия в Чернобыле, насилие, ранняя беременность, тяжелые роды, диабет, страх остаться одной, измена мужа, материальные трудности.

Похожие темы:
Можно ли корове сделать аборт
Можно ли после аборта во время месячных
Можно ли корове сделать аборт

Почти все женщины не хотели показывать свое лицо. Но участие в проекте для них — возможность быть услышанными. Тема абортов — не только про выбор «рожать или нет», это про отношения женщины и мужчины, про положение женщины в обществе.

Имена всех героев изменены.

 


«История болезни». Аборты

Александра, 35 лет, разведена, один ребенок, два аборта

Александра

Фото: Татьяна Ткачева

У меня две истории — и оба раза я с самого начала не хотела детей. Первый раз я забеременела в 23 года от мужчины, который был намного старше меня. Я жила одна в другой стране. Он был моим начальником и принуждал меня к сексуальным отношениям. Я позволяла себя использовать. Он не предохранялся: для него кончать в женщину — это был кайф. Мне было гадко и унизительно, я почувствовала облегчение, когда сделала аборт. Помню, как он мерзко шутил, что у нас мог быть голубоглазый ребенок.

Вторая история связана с моим бывшим мужем, я была более зрелой женщиной. Когда я забеременела, у нас с мужем уже был маленький ребенок — тогда я родила из-за страха остаться бесплодной. Эту беременность я решила не сохранять: понимала, что больше не хочу ребенка от этого мужчины. Мне, как кормящей, нельзя было сделать медикаментозный аборт, поэтому нужно было дождаться срока, чтобы сделать вакуум. И это был ужасный период: я доращиваю ребенка, чтобы потом его убить.

Инна, 46 лет, замужем, четверо детей, один аборт

Инна

Второй раз я забеременела, когда у нас с мужем уже был ребенок. Мы жили в квартире моей мамы, я училась, а муж почти все время проводил в командировках.


Аборт методом вакуум-экскохлеации © Abortion by vacuum excretion

Когда врач узнал, что у меня уже есть годовалый ребенок, он сказал, чтобы я пришла через неделю на УЗИ и, если беременность подтвердится, сразу на вакуум. На тот момент я не понимала, что делаю.

Муж сказал: «Сходи к врачу, в чем проблема?» Мне сделали вакуум. Не отпускало то, что я это сделала и мне не плохо. Но если бы я шла на этот шаг осознанно, то было бы легче.

Когда я в 1994 году рожала старшего сына, нас провожали через подвалы на концерт ко Дню матери. Мы с другими роженицами шли мимо холодильников, где было написано: «Абортивный материал», «Плацента». На вопрос «Что это?» женщина, которая нас сопровождала, ответила: «Валюта». Они все собирали и продавали. Возможно, поэтому и со мной так поступили, отправив на аборт.

Похожие темы:
Можно ли после аборта во время месячных
Можно ли кормить грудью во время медикаментозного аборта
Можно ли кормить грудью и делать медикаментозный аборт

Валерия, 39 лет, замужем, один ребенок, четыре аборта

Валерия

Фото: Татьяна Ткачева

Мне было 22 года. Я влюбилась в Олега. Он был наркоманом, и я тоже стала принимать наркотики, чтобы ему понравиться. Время от времени мы спали. Я забеременела. Мама отвезла меня в другой город, чтобы сделать аборт: она боялась, что узнает папа, соседи, друзья. Этот день буду помнить всю жизнь.

Я бросила наркотики, уехала к родителям. Вышла замуж и забеременела. Сахарный диабет дал осложнения, отказала почка — врачи удивленно смотрели на меня, спрашивали, как я решилась рожать. Потом беременела еще три раза и делала аборты.


Последствия медицинского аборта – Роза Филиппова

После истории с наркотиками я искала спасение в семейной жизни, но спустя время поняла, что мы с мужем разные люди. Он пил, иногда поднимал на меня руку. Затем у него случился инсульт, и семьи легло на меня. Моя заработная плата — около 280 евро, мечта моего сына — не нуждаться и чтобы в холодильнике всегда была еда.

Аборт — это физическая свобода, но психологическая возобновляемая боль и память, несостоятельность и стыд.

Вера, 35 лет, не замужем, без детей, один аборт

Вера

Фото: Татьяна Ткачева

Мне было 26 лет. Я поехала на туристический слет вместе со своими коллегами по работе. Познакомилась с парнем. Мы пошли на дискотеку и после продолжили встречу в палатке. Был случайный секс. На следующий день продолжать отношения мне не хотелось: чувствовала пустоту.

Спустя какое-то время случилось кровотечение. Меня привезли на операцию. О беременности я узнала, когда забирала эпикриз: там было написано, что у меня три или четыре недели беременности. Еще из эпикриза я узнала, что у меня был полип в матке, поэтому случилась неразвивающаяся беременность.


Она решилась на аборт...

Было ощущение, что это я убила своего ребенка — несмотря на то что я не знала про беременность. Было трудно осознавать, что он мог быть жив, развиться.

Виктория, 41 год, замужем, один ребенок, два аборта

Виктория

Фото: Татьяна Ткачева

Я никогда не загонялась по поводу детей и замужества, мне было это не особо нужно. Частично потому, что в детстве мне отец говорил: когда я выйду замуж, буду делать то, что скажет муж, а пока я должна делать то, что скажет он.

Похожие темы:
Можно ли корове сделать аборт
Можно ли кормить грудью во время медикаментозного аборта
Можно ли корове сделать аборт

Забеременела неожиданно. У меня был поликистоз яичников. Шансов на последующую беременность минимум. Муж сказал, что я должна родить, если хочу быть с ним.

Беременность проходила тяжело. У меня был поздний токсикоз и отслоение плаценты. Начала рваться матка, и меня в срочном порядке прооперировали: было тяжелое кесарево с большой кровопотерей. Потом мы с ребенком пережили частые больницы и две реанимации. Муж помогал, но львиная доля заботы о ребенке ложилась на меня. В больнице рефреном слышала, что я плохая мама и плохо слежу за ребенком.

Позднее я беременела еще два раза и оба раза прерывала беременность: моя нервная система была на грани. Понимала: если сейчас рожу еще одного ребенка — в нормальную жизнь не вернусь.


Наказание за аборт

Мария, 26 лет, замужем, один аборт, детей нет

Мария

Фото: Татьяна Ткачева

Мне был 21 год, встречалась с парнем около двух месяцев. Мы были студентами.

Я забеременела. Мне всегда казалось, что если это случится, я никогда в жизни не сделаю аборт. Но были слезы, сопли, передо мной стоял вопрос «Что делать?» Я понимала, что мы с ним не готовы иметь детей: все это легло бы на мои плечи. Уехала на сессию в другую страну и сделала медикаментозный аборт — не хотела, чтобы в медицинской карте в Беларуси у меня была запись, что я это делала.

Мне не было плохо. Я сделала такой выбор, потому что понимала, что связывать свою жизнь с этим человеком не хочу. Если бы тогда я забеременела от своего нынешнего мужа, то, возможно, аборт не делала бы.

Я не вычеркну это из своей жизни, иногда вспоминаю об этом, но не с дрожью в сердце. Я юрист, для меня юридическая жизнь начинается с момента рождения, поэтому не считаю, что это убийство.


Умерла при аборте - кто же виноват?

Наталья, 62 года, замужем, один ребенок, один аборт

Наталья

Фото: Татьяна Ткачева

Я забеременела первый раз в апреле 1986 года, почти во время взрыва реактора на Чернобыльской АЭС. Врач-гинеколог советовал не рожать женщинам, у которых эта беременность была не первой.

Мне был 31 год, и это была моя первая беременность. Поэтому врач сказал, чтобы я взяла срочную путевку и уехала на какое-то время из чернобыльской зоны: никто не знал, какие могут быть последствия после аварии. Всю беременность я молилась, чтобы у моего ребенка было все хорошо. Я не успокоилась, пока не родила и не увидела, что с ним все в порядке.

Больше рожать я не решилась. Страх последствий — самая главная причина, почему во второй раз я сделала аборт. Вторая причина — это страх, что не справлюсь с двумя маленькими детьми. Было больно и страшно.

Татьяна, 49 лет, разведена, живет с мужем в одном доме, трое детей, три аборта

Татьяна


Как сделанный аборт может повлиять на следующую беременность. Акушер-гинеколог. Москва.
Фото: Татьяна Ткачева

У меня было три аборта. Первый сделала через пять лет после замужества — мне 26 лет и двое маленьких детей, мы уехали в санаторий, я узнаю, что муж изменяет с моей коллегой по работе, и в это же время понимаю, что беременна. Я в шоковом состоянии. Идти на аборт было стыдно: ведь я замужем, что скажет свекровь?

Похожие темы:
Можно ли корове сделать аборт
Можно ли кормить грудью и делать медикаментозный аборт
Можно ли кормить грудью и делать медикаментозный аборт

Знакомая сказала, что у нее есть специальный укол, который может спровоцировать выкидыш. Я ввела укол с лекарством. Было очень плохо. Думала, что умру. Лекарство не подействовало. Пришлось делать аборт.

Через несколько лет я родила третьего ребенка. Муж продолжал изменять. Я сделала еще два аборта: нужно было вырастить тех детей, которые у меня уже были.


Медикаментозное прерывание беременности в 1 и 2 триместре

Муж тратил деньги на любовниц и машину, а я растила детей на бюджетную зарплату. От него постоянно слышала упреки, что у нас могла быть большая семья, что он хотел больше детей, а не троих. Я не уходила от него, потому что хотела сохранить семью.

Похожие темы:
Можно ли после аборта во время месячных
Можно ли кормить грудью во время медикаментозного аборта
Можно ли корове сделать аборт

Алина, 35 лет, разведена, один ребенок, три аборта

Алина

Фото: Татьяна Ткачева

Первый раз я забеременела, когда мы с будущим мужем только начали жить вместе. Я еще не представляла себя матерью, а он — отцом. Ответственность была на мне. Я понимала, что поступаю правильно, но было чувство досады, потому что делать аборт не хотела.


Что на самом деле происходит во время аборта [AsapSCIENCE]

Через несколько лет забеременела снова. Я не хотела рожать ребенка вне брака. Мы поженились. Отношения ухудшались, но я хотела родить ребенка от этого мужчины. Потом пять лет он насиловал меня несколько раз в месяц. Писать заявление в милицию боялась: было проще согласиться на секс и полежать бревном, чем противостоять. Он знал, что я боюсь забеременеть, но продолжал делать это против моей воли и говорил: «Лежи спокойно, а то кончу».

Похожие темы:
Можно ли кормить грудью во время медикаментозного аборта
После аборта плод выжил
Настой пижмы для аборта

Я сделала аборт еще два раза. Когда обращалась в медицинский центр, боялась осуждения врачей, поэтому меняла имя.

Не понимаю, почему я не пила противозачаточные таблетки.

Тамара, 42 года, замужем, один ребенок, один аборт

Тамара

Фото: Татьяна Ткачева

Я врач. Когда заканчивала шестой курс, у меня был роман с иностранцем. Продолжения быть не могло: в девяностые годы было стыдно встречаться с кем-то из другой страны, он был из Марокко.

Перед летними каникулами узнала, что беременна. Я представила, как приезжаю в свой маленький город, где все на виду, больше всего боялась родителей, особенно реакции папы. Страх осуждения и чувство вины преследовали меня. Понятно, что через это можно было пройти, но на тот момент я была достаточно инфантильна, чтобы за что-то бороться.

Решила сделать аборт. Мама дала деньги. Я сомневалась. Сделала аборт на 12-й неделе. Это уже достаточно большой срок. Для меня это было убийство.

После летних каникул, когда все приехали на учебу, мы встретились с этим парнем. Я ему все рассказала. Оказалось, до меня у него была девушка, которая тоже сделала аборт. Для него это было освобождение, что ли. Купил мне какой-то подарок.

Если бы мама поддержала меня, возможно, я бы родила.

Ксения, 34 года, замужем, трое детей, один аборт

Ксения

Фото: Татьяна Ткачева

Я была замужем четыре раза.

Со вторым мужем мы любили друг друга, но больше жить вместе не могли. Мне было 29 лет, когда я забеременела. У меня был срок примерно 10 недель — я чувствовала, что рожать не хочу, но и брать на себя ответственность за аборт тоже не хотела. Выяснилось, что у меня была шеечная беременность, которую прервали по медицинским показаниям.

Накрыло меня уже после. Я плакала и кричала. Набрала вес до 150 килограммов, живот был на вытянутую руку.

Два года я вынашивала попытку пережить несостоявшуюся беременность, на фоне набора веса вступила в климакс. Осталось много боли из-за отсутствия поддержки. В Беларуси врачи разделяют прерывание беременности по медицинским показаниям и «абортниц». Женщин и так вогнали в такие рамки, что хотя бы здесь они должны иметь право выбора.

Каждый папа моих детей кричал, что ему очень нужен этот ребенок. В итоге дети со мной и никто из отцов не в курсе, как они.

Вероника, 31 год, не замужем, без детей, один аборт

Вероника

Фото: Татьяна Ткачева

Я забеременела в 19 лет: к тому времени мы с Пашей встречались несколько месяцев.

Тогда я жила в Польше и на себе ощутила, что это такое, когда хочешь сделать аборт, но не можешь. Родителям сказать боялась. Приехала на новогодние каникулы в Беларусь и пошла к врачу. На консультации гинеколог уговаривала меня не делать аборт. Мне дали направление на анализы, в предабортную консультацию: там мне рассказывали, что я больше не смогу родить, что я женщина и должна подумать, но я не собиралась менять свое решение. Меня постоянно спрашивали, когда в следующий раз планирую беременность, — я называла разные даты, чтобы они от меня отстали.

Врачи до последнего оттягивали момент, когда я смогу сделать аборт: забеременела в ноябре, а направление мне выписали на середину января. До этого времени мне надо было ходить беременной с мыслями об аборте. Для Паши аборт тоже был облегчением, хотя мы с ним очень мало говорили о сложившейся ситуации.

Даже если я не смогу иметь детей, я не сожалею о своем решении.

Екатерина, 27 лет, не замужем, детей нет, один аборт

Екатерина

Фото: Татьяна Ткачева

Я сделала аборт, когда мне было 20 лет.

Понадобилось много времени, чтобы принять это и согласиться: я росла в консервативной семье, у меня очень строгий папа. На тот момент постоянных отношений у меня не было — когда забеременела, поняла, что отцом ребенка могли быть два парня. Меня поддержал один из них, второй постепенно исчез.

Сначала у меня было состояние, когда я не могла принять решение, потом думала, что надо оставить беременность. В итоге поняла, что я не смогу и не хочу.

Про беременность узнала мама: она не давила, но и поддержки я не ощущала. В поликлинике, где мне делали аборт, все девушки лежали в одной палате. Это был конвейер: их увозили и привозили. Меня увезли самую последнюю. Наркоз долго не мог подействовать: помню, что все время плакала. Если бы мама была там со мной, то она увела бы меня оттуда.

Мы до сих пор не разговаривали с мамой об этом.

Диана, 91 год, не замужем, детей нет, один аборт

Диана

Фото: Татьяна Ткачева

После войны, в 1945 году, я всего боялась. Мне ампутировали ногу, когда я была еще совсем молодая. Долго ходила на костылях, потом мне сделали протез — и ходить стало легче.

В 20 лет я забеременела. Мы с Иваном не были парой, просто встречались время от времени. Когда я рассказала ему, что беременна, он молча посмотрел на меня и ушел. Его мама была против того, чтобы я рожала. Сказала, что ребенок от невестки-калеки им не нужен, что я должна сделать аборт.

Я расстроилась. Сделала аборт. Подумала, что я без ноги калека и такая никому не нужна. Больше никогда никого к себе не подпускала, решила, что буду одна. Всю жизнь проработала швеей в маленьком городе на севере Беларуси.

Я не жалею, что сделала аборт: растить ребенка одна я не хотела.

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — в телеграм-канале «Таких дел». Подписывайтесь!

врачигинекологияженщиныматеримедицинамедицинская помощьпсихологияфотоисторииэтика

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Использованные источники: https://takiedela.ru/2019/02/mezhdu-pravom-i-stydom/

Непростительная ошибка двоих — аборт!


С чувством огромной скорби психологи и медицинские работники констатируют, что Россия – один из мировых лидеров по ежегодному количеству абортов. Уверен, что аборты не только наносят колоссальный вред стране, словно в страшной войне теряющей своих граждан, но и калечат судьбы как отдельных мужчин и женщин, так и семей. Пора поговорить и об этом остром и неудобном для многих вопросе.А для начала, чтобы не быть голословным, приведу вам несколько писем из тех, что регулярно приходят на мой электронный адрес zberovskiy@mail.ru.

Евгения, 34 года, Москва. Уважаемый психолог, помогите мне вернуть утраченное душевное равновесие. Замужем за Артемом уже семь лет, до этого еще три года встречались, жили в гражданском браке. Еще до свадьбы, но уже когда жили вместе, первый раз забеременела. Артему ничего говорить не стала, потому что у нас в тот момент времени были проблемы в общении, подумала, что рассказав о неплановой беременности, могу вообще его потерять. Думала, он решит, что я его так подталкиваю к браку, и бросит меня. Поэтому рассказала о беременности только своей маме. Мы вместе решили, что аборт – самый правильный выход из этой ситуации. Сделала аборт, через год мы поженились, еще через два года мы запланировано родили Аленушку, нашу дочку. Еще через три года Артем стал просить меня родить ему сына. Но, Алену я рожала очень тяжело, врачи что-то не так сделали и мне сказали, что больше я забеременеть и родить уже не смогу. Сказала об этом Артему, он очень переживал, сказал, что все равно будет надеяться на чудо.

Чуда пока не происходило, и вот год назад, моя мама совершила оплошность, разоткровенничалась и проговорилась Артему про мой аборт. Что с той поры началось, вы даже не представляете. Артем сначала предъявил мне претензии, что будто мы не можем иметь детей из-за последствий именно аборта. И это при том, что Алену я родила уже после аборта! Потом он надумал, будто я ему не доверяла, детей на самом деле от него не хотела и вышла замуж за него только из-за того, что у него была квартира. Все эти крайне неприятные разговоры продолжаются уже больше года, я устала, совершенно не знаю, что мне делать. Все это плохо отражается на наших отношениях. Артем больше не общается с моей мамой, считая, что она не имела морального права вмешиваться в нашу с ним жизнь. Секса у нас теперь практически не бывает. Общаемся мы плохо. Возник какой-то тупик, дело может кончиться разводом. Муж уже как-то обмолвился, что найдет себе молодую девушку, которая никогда не делала абортов, она ему и родит двоих детей. Вообще не знаю, что мне делать в этой ситуации. Помогите советом!   

Петр, 36 лет, Североморск. Андрей, я офицер, считаю себя очень ответственным человеком, но сейчас не знаю, как поступить в нашей семейной ситуации. С женой Инной дружил еще с военного училища. Как честный человек, женился сразу после выпуска. Прибыл на место несения службы, получил служебное семейное общежитие. Условия конечно не ахти какие, но вполне сносные. Пожили три года в браке, долго не могли забеременеть, затем Бог послал мне сына. Прошло уже восемь лет, у нас растет прекрасный сын. Когда Ивану было уже три года, то есть четыре года назад, я сам завел разговор о рождении второго ребенка. Но Инна наотрез отказалась, ссылаясь на то, что у нас до сих пор нет собственного жилья. У нас на самом деле еще нет своей квартиры, но я стою в очереди, мне обещают решить этот вопрос уже в течение двух лет. Мы с Инной все говорили и говорили по этому поводу, и, не имея общего согласия по этому поводу, все-таки случайно забеременели.

К сожалению, узнал об этом радостном событии только после того, как моя жена уже сделала аборт. Она вообще пыталась от меня это скрыть, пошла на аборт втихомолку, и его сделала. Но наши коновалы что-то сделали не так, потом у нее началось большое кровотечение, так все тайное стало явным. Когда все узнал, спросил только «Зачем?». Инна сказала, что этот аборт – это вынужденная мера, потому что у нас нет нормальных жилищных условий. Мол, когда у нас будет своя квартира, она родит мне еще ребенка.  Еще она плакала и говорила, что никогда бы не вышла за меня замуж, если бы знала, что десять лет будет обитать в коммуналке. Теперь у меня глубокая обида, на жену и на самого себя. Выходит, я какой-то неудачник, а жена – убийца. Да и сам, наверное, тоже виновен в убийстве нашего ребенка. В семье теперь друг друга молча терпим, наш сын все это ощущает, спрашивает, что случилось, а мы молчим и сторонимся друг друга, как соучастники преступления. Как офицер и верующий человек, не могу думать обо всем этом спокойно. Дайте Ваш совет, как нам жить дальше.   

Елена, 32 года, (город неизвестен). Андрей, может ли мужчина уйти от жены только из-за того, что она не хочет родить ему второго ребенка? Расскажу о себе. Второй раз замужем, первый брак был глупостью, закончился через два года, слава Богу, без детей. Через год второй раз вышла замуж, родили сына, Аркадия. Ребенок он был очень тяжелый, постоянно болел, никто мне не помогал. Просидела в декрете почти четыре года, благо муж нормально зарабатывает. Потом вышла на работу, у меня пошла карьера, сама стала приносить деньги. Тут муж начал просить второго ребенка. Я ему объясняла, что хочу сначала кое-чего добиться в жизни, не зависеть от других, а самой стать кем-то. Он ничего не понимает, все требует. В отпуске мы забеременели, я была на пятом курсе своего второго высшего образования, были командировки по службе. Решила сделать аборт, обставила все как будто мне стало плохо по-женски и уехала в женскую консультацию. Но, мой муж, каким-то образом, узнал об аборте.

Сначала он мне ничего не сказал, но я обратила внимание, что он стал задерживаться после работы, появились какие-то непонятные эсэмэски в телефоне. Понимаю, что, кого-то себе завел. Выследить пока не могу, он сам не признается. Когда я с ним попыталась откровенно поговорить, он только отшутился. Так же в шутку сказал, что если я ему в течение года-двух не рожу, ему родит кто-нибудь еще. Вот теперь не знаю, как все это оценивать, как себя вести. Дома внешне все неплохо, Аркадий уже во втором классе, секс с мужем отличный, не ссоримся, но предчувствия у мене, не очень. Думаю, может я была неправа с этим абортом? Что посоветуете делать дальше?  

Галина, 27 лет, Байкальск. Андрей Викторович, помогите в семейном конфликте. Замужем четыре года. Женились по залету. Мы к этому моменту времени с Михаилом встречались меньше года и, может быть, даже и не создали семью вовсе, если бы не залетели. Уехали на базу отдыха, я забыла постинор и тут зачали. Аборт делать не хотела, так как у меня один уже был, за два года до этого, от другого мужчины. Михаил о нем не знал. Еле-еле, с проблемами, но я его убедила расписаться. Через два года после рождения Сережи, забеременела еще раз. Жили в однокомнатной, условия не позволяли рожать еще. Мы вместе с Мишей решили сделать аборт. Сделали, а спустя буквально неделю, муж нашел мою переписку в «Одноклассниках» с одним моим бывшим другом. Не то, чтобы там было что-то такое интимное, но кое-какие вольности в переписке все же были. Миша распсиховался и заявил, что типа, я встречаюсь с тем парнем, что я ему изменяю и, видимо, второй ребенок был не от него, поэтому я и пошла на аборт. Теперь дома война, муж требует чтобы я сделала экспертизу ДНК на Сережу, якобы это не его ребенок. Хотя все видят, что он – копия муж, даже свекровь за меня заступается, но он скандалит и уже гонит нас из дома. Экспертизы ДНК у нас не делают, придется ехать или в Новосибирск, или к вам в Красноярск. Вот, хочу записаться к вам на прием, если это можно.

Кирилл, 24 года, Семипалатинск. Андрей, моя жена, Анна, читала ваши книги, считает вас хорошим специалистом, поэтому украдкой от нее пишу вам письмо. Мы дружили с Аней три года, чуть больше года назад создали семью. Когда мы встречались уже два года, Аня забеременела. Как это произошло, мы сами до сих пор не понимаем, вроде предохранялись, но все-таки забеременели. Мы тогда только заканчивали университеты, у меня тяжело болела мама, родители Ани вообще далеко от нас живут. Честно говоря, испугался брать на себя такую ношу, уговорил Аню сделать аборт. Именно уговорил, потому что она долго не соглашалась. Она потом еще много месяцев была грустной и плакала.

Я очень любил и люблю свою жену, сделал все, чтобы она пришла в себя. Мы закончили учебу, создали семью, отгуляли красивую свадьбу, съездили в Турцию на медовый месяц,  хорошо отдохнули, думал все в прошлом. Прошел год как мы женаты, начали неплохо зарабатывать, взяли в ипотеку квартиру, но Аня все еще никак не может прийти в себя. Она часто плачет, бывает, молчит, вообще стала какая-то замкнутая. Недавно я предложил ей все-таки завести ребенка. Честно говоря думал, что это станет самым лучшим решением нашей ситуации. Но вместо радости от моего предложения, Аня только разревелась. Сквозь слезы сказала, что она еще к этому не готова, что ее до сих пор мучит совесть за наш аборт. Что она до сих пор считает его нашим семейным позором, никак не может жить с мыслью о том, что мы убили ребенка. Я оказался в полном тупике, не знаю, как быть дальше. С одной стороны я знаю две семьи, где делали аборты, и не раз. И, ничего, живут себе дальше, не горюют. С другой, мне кажется, что Аня совершенно права, мы зря сделали аборт. Но, ведь жизнь продолжается, надо эту ситуацию как-то уже пережить и забыть. От вас прошу дать конкретный совет, как сделать так, чтобы Аня успокоилась, наша семья смогла жить дальше так, как будто ничего не было.

Кристина, 22 года, Кодинск. Андрей Викторович, может быть так, что аборт стал причиной моей фригидности? До этого у меня с мужчинами было все хорошо. Но, вот два года я стала жить гражданским браком с Андреем, а пол года назад нам пришлось сделать аборт, потому что его и мои родители заявили нам, что не будут помогать с его воспитанием, а нам самим пока это сложно. Думала, это совсем не страшно, но оказалось больно и неприятно. После этого, с сексом у меня как отрубило. Мы недавно поженились, когда муж начинает ласкать меня, а у сразу меня паника, что опять залетим, а своего жилья и дохода еще нет. Сразу пропадает все желание и никакой радости. Да и у самого Андрея уже нет такого большого желания, как раньше. Он говорит, что ему так меня жаль, что мне было больно, что у него тоже пропадает весь настрой. Не знаю, что со мной происходит, а спросить у нас в городе об этом некого. Может вы знаете, от чего все это, и как быть?

Марина, 32 года, Красноярск. Андрей, планирую попасть к вам на прием, сначала описываю вам то, с чем столкнетесь. Замужем второй раз. От первого брака у меня дочь восьми лет. Развод случился из-за того, что муж был алкоголиком. У меня кончилось терпение, и через пять лет брака подала на развод. Долго была одна, два года назад вышла замуж второй раз. Мужчина старше меня на девять лет, вдовец, у него двое взрослых детей. Когда мы создавали семью, я учла его прочное материальное положение, он хорошо обеспечен. Прожили вместе два года, все было хорошо, затем у меня случилась задержка, я сначала подумала, что забеременела. Сама очень этому обрадовалась, давно хотела второго ребенка, даже к третьему морально готова. Но к моему удивлению и огорчению, Сергей вдруг высказался резко против рождения еще одного ребенка и стал настаивать на аборте. Он сказал, что у нас, на двоих и так уже трое детей, этого вполне достаточно. И в свои годы уже не хочет проходить все эти крики по ночам, пеленки и детские горшки. Еще сказал, что ему жаль свежего ремонта в его коттедже, который пострадает от малыша. Да и его дети будут против. Словно по его колдовству, моя предполагаемая беременность не подтвердилась, аборт не понадобился. У меня после этого случая, словно глаза открылись. Поняла, что все-таки хочу еще детей, а с Алексеем, видимо, этого не получится. Вообще, его позиция меня взбесила, как давно ничего не бесила.

Теперь тональность общения у нас стала более сухой, а я уже думаю, что зря вышла за него замуж. Не важно, что он богатый, главное, – что он старый,не хочет детей. Наверное, мне все же нужен более молодой муж. Вот по этому поводу и прошусь к вам на прием. Только не знаю, одной идти, или вместе с Алексеем. Может быть, вы его как-то перевоспитаете? Научите его любить детей.

Алия, Норильск (возраст не указан). Доктор, помогите, очень вас прошу. В молодости, когда мы с мужем еще дружили, я забеременела. Мой папа с Кавказа, он строгих правил, очень его боялась. Подумала, что за небрачные отношения он меня вообще из дома выгонит, поэтому за деньги, тайно, мы сделали аборт. Мой муж тоже боялся моего папу, считал, что такое решение самое верное. Теперь я понимаю, что зря пошла делать все частным образом, на какой-то квартире. Но сделанноеуже не воротишь, стала бесплодной. Ильгиз, мой нынешний муж тогда очень меня поддержал, через два года мы с ним создали семью. Живем хорошо, но детей уже иметь я не смогла. Мы обсудили с ним ситуацию, решили взять детей из детского дома. Усыновили в Красноярске мальчика и девочку, специально переехали из поселка на Ангаре в Норильск, чтобы никто не узнал, что дети не родные. Прошло 15 лет, наши дети уже совсем большие, мы на них не нарадуемся.

Но, вот три месяца назад, знакомые сказали мне, что у моего мужа есть тайный ребенок, дочь двух лети. Съездила посмотрела на этого ребенка, когда с ним гуляла мать. Девочка, правда, очень похожа на Ильгиза. Я была от всего этого в шоке, мне стало плохо, с давлением попала в больницу. Там я не выдержала и поговорила с мужем, он во всем признался. Сказал, что ему все равно очень хотелось иметь родного ребенка, а раз он это может, вот, значит, и родил. При этом, убеждал меня, что любит меня и наших детей, желает быть с нами до конца своих дней. Но, я с той поры все болею и болею. Мне кажется, что такое поведение очень подлое ко мне и детям. В аборте были виноваты вместе, и вот теперь я, видите ли, какая-то неполноценная, а он нормальный и хочет нормального биологически родного ребенка. Как с этим жить, Андрей Викторович? Бросить его и остаться с детьми? Забыть все это и жить дальше, как ни в чем не бывало? Скажите, что можно сделать в моей ситуации?

Ольга, 35 лет, Псков. Андрей, может быть, вы примите меня за сумасшедшую, но хочу Вас спросить: Скажите, можно ли изменять, если не можешь простить мужу аборты? Замужем тринадцать лет. У нас с мужем две дочери, 9 и 12 лет. Сама я выросла в большой сельской семье, нас было пять детей. Муж из семьи больших начальников, он там был один ребенок. Когда мы родили первую дочь, я сразу хотела родить второго ребенка. Но, его родители, которые создали тот бизнес, в котором работает мой муж, категорически были против второго ребенка. Они считали, что двое-трое детей, это всегда дураки,обязательно неудачники по жизни. А вот один – как они говорят, «штучный продукт», всегда будет успешным. Короче, меня заставили сделать аборт. Плакала, но сделала.

 Через год еще забеременела, схитрила, сказала, что узнала о беременности только на третьем месяце, когда аборт делать нельзя. Дома был скандал, меня обзывали и оскорбляли кошкой, которой лишь бы родить. Родила, как назло, вторую дочь, а хотела сына. Потом опять были беременности, потому что, видите ли, мой муж не любит предохраняться, а мне он запрещает пить гормоны, чтобы я не растолстела. Абортов у меня уже было четыре штуки. Рожать мне он запрещает, говорит, что иначе выгонит из дома с детьми.

Понятно, что нищенствовать я уже не хочу, вот и молчу. Но у меня от всего этого возникла такая ненависть к мужу, что я начала ему изменять. У меня уже было много мужчин, я даже с ними тоже не предохраняюсь. Если залечу, все равно делать аборт. Еще даже думаю, вдруг попадется человек, который сам захочет от меня ребенка, заберет меня к себе с детьми. Умом понимаю, что так нельзя делать, что могу доиграться, но жжет меня такая обида, что не в сказке сказать, ни пером описать. Читала книги по психологии, но таких ситуаций там не описывают. Может быть, вы мне что-то посоветуете? Потому что я, как огонь, вспыхиваю сейчас по любому поводу, скандалю с мужем, истерю на работе. 

Иннокентий, 54 года, Санкт-Петербург. Андрей, скажите, может ли быть навязчивая вина за сделанный в прошлом аборт стать причиной шизофрении или какого-либо другого психического расстройства? С Илоной, моей женой мы прошли по жизни, рука об руку, тридцать лет. У нас двое детей, сын и дочь, уже взрослые. Когда детям было девять и одиннадцать лет, мы забеременели в третий раз. Но, на дворе уже были девяностые, вы помните, как это было, времена лихие и тяжелые. В общем, я решил, что правильное решение, это сделать аборт. Уже после аборта выяснилось, что была двойня. Наверное, я мужчина и перенес это спокойно. Илона, как мне кажется, тогда тоже сильно не расстраивалась. Потом у меня и у нее пошла в гору карьера, мы многого добились, о детях больше разговор не заходил. Когда мы отпраздновали двадцать пять лет семейной жизни, Илоне было 45 лет. И тут с ней что-то произошло, она стала какая-то тусклая, начала грустить и  болеть. Я вовремя не спохватился, думал все пройдет само. Ничего не проходило, Илона стала ходить по субботам в церковь, какой-то урод убедил ее в том, что ее тоска – это результат аборта, божье наказание.

Она быстро в это уверовала, забросила свой бизнес, стала плохо и резко со мной общаться. Мне понадобилось еще пол года, чтобы сводить ее к невропатологу, потом и психотерапевту. Невропатолог сказал, что все это просто проявление раннего климакса. Слезы, ранимость и прочее пройдет само собой через какое-то время. Наш знакомый психотерапевт поставил диагноз «хроническая депрессия», выписал антидепрессанты. Саму депрессию он с абортом не связал, сказал, что она просто чересчур много работала в жизни. Илона таблетки пить отказалась, ситуация у нас ухудшается. Она от меня почти закрылась, просит наших детей ставить свечки за их погибших братьев, читает такие-то книги по экзотерике и психологии. Ей ночью часто снятся какие-то дети, она уверяет, что это наши дети, которые на том свете все-таки родились и выросли. Я уже очень устал от этого и начинаю думать, что у нее какое-то более серьезное психическое расстройство, может и шизофрения. Обращаться к психиатрическую клинику, пока не решаюсь. Да и люди мы слишком для этого известные. Скажите, можете ли вы помочь в нашей ситуации? Если это будет необходимо, готовы приехать к вам в течение недели.   

Ольга, 28 лет, Белокуриха. Андрей, читала ваши книги, прошу совета. Два года назад вышла замуж за своего одноклассника, с которым,с перерывали, дружила восемь лет. Дружили хорошо, но все проблемы были из-за того, что Толик периодически курил гашиш. Просила его бросить, но он всегда считал, что конопля это не наркотики. Тем более, весь мир ее курит. Когда он бросил последний раз, все-таки убедил меня выйти за него замуж. Через год мы забеременели, а потом врачи сказали мне, что у нас будет ребенок с отклонениями, Даун. В консультации меня расспросили обо всем и сказали, что, скорее всего, это из-за того, что папа – наркоман. Да я и сама, много общалась с ним и дышала этой гадостью, тоже много чего нахватала. Пришлось делать аборт. Причем, Толя до последнего отговаривал меня от этого шага. Говорил, а вдруг ребенок родится все-таки здоровым? Я его спросила, а если будет Даун, будет ли он с ним всю жизнь нянчиться? Толя сказал, что не знает, тогда я, вся в слезах, все-таки сделала аборт. Прошло с этого момента восемь месяцев, а мне все противно жить с Толей. Так у нас есть все, квартира, машина, какие-то деньги, свекровь меня уважает. Только после этого аборта, у меня в душе, словно что-то сломалось. С одной стороны, поняла, как мы ответственны за наших детей, с другой – какие мы дураки, что занимаемся всякой гадостью, травим их и себя. С Толей теперь тоже неинтересно жить, он меня раздражает. Подскажите, как правильно поступить: мирно разойтись с мужем и жить себе дальше, или успокоиться и ждать, пока все пройдет?

Вы ознакомились всего с девятью неблагополучными ситуациями, так или иначе закрученными вокруг темы абортов. А знаю их, многие тысячи. Почему выбрал из всего многообразия именно эти? Дело в том, что в обществе современных мужчин и женщин, имеется опасное и глупое убеждение, что единственная опасность аборта – это риск женщины больше не забеременеть. Так вот, авторитетно вам заявляю: это – не так! Имейте в виду:

Аборт в любовных и семейных отношениях –

это открытие опасного ящика Пандоры,

всегда шаг к будущим проблемам и трагедиям.

Давайте убедимся в этом вместе. Из приведенных писем, очевидно, что вариантов этих потенциальных семейных проблем, минимум, пятнадцать:

Пятнадцать негативных последствий аборта для семейных отношений:

  1.Консультации по поводу аборта с родственниками и друзьями, а не с партнером по браку вбивает клин между супругами, создает опасное напряжение в семье.

  1. Аборт по инициативе женщины может стать причиной возникновения у мужчины версии, что ребенок был не его.
  2. Тайно сделанный аборт, после того, как об этом все-таки становится известно, даже в том случае если нет сомнений в отцовстве, портит отношения в паре.
  3. Аборт по причине принципиального нежелания иметь ребенка мужчиной отталкивает от него его женщину, создает у нее обиду на всю жизнь.
  4. Аборт по причине нежелания иметь ребенка женщиной может создать у ее мужа(друга) впечатление о том, что он какой-то «неполноценный», «неудачник», «не достоин продолжения рода», охладить отношения.
  5. Аборт по причине нежелания иметь ребенка женщиной, которая делает карьеру, может толкнуть мужа на измену с единственной целью завести себе еще детей «на стороне», на поиск такой женщины, что желает иметь много детей.
  6. Аборт и последующая неспособность женщины иметь детей также может подтолкнуть ее мужа к рождению внебрачных детей с другими женщинами, или даже уходу из семьи.
  7. Аборт – причина таких серьезных ухудшения отношений между супругами, что могу приводить к дальнейшим изменам со стороны обоих партнеров.
  8. Аборт – причина серьезных расстройств в интимной сфере, вплоть до возникновения фобий беременности у мужчин и женщин, так называемой ложной фригидности (психологической) у женщин.
  9. Аборт (выкидыш) – частая причина женских неврозов, психозов и затяжных депрессий.
  10. Аборт – старт к таким тяжелым стрессам, которые могут привести к заболеваниям психики и движению в сторону психических расстройств.
  11. Аборт порождает у кого-то из пары (а то и сразу у обоих партнеров) чувство вины за смерть потенциального ребенка.
  12. Вынужденный аборт ввиду высокой вероятности произвести на свет генетически больного ребенка, часто настраивает друг против друга тех родителей, которые считают виновным в произошедшем свою «вторую половину».
  13. Аборты, через которые прошли мужчины и женщины еще до создания семьи, часто создают проблемы в общении с представителями противоположного пола, уменьшают саму возможность успешного создания семьи.
  14. Еще к этому следует добавить ухудшение отношений с родителями партнеров, принявших решение об аборте. Ведь для многих взрослых мужчин и женщин, аборты в семьях их детей – это потеря шанса нянчить собственных родных внуков. Это очень и очень больно. Такие взрослые мужчины и женщины, потерявшие потенциальных внуков от абортов сделанных их детьми, впавшие от этого в депрессию, к сожалению, в моей практике, не редкость.

Как видите, пресловутая проблема ухудшения детородных функций женского организма – мягко говоря, далеко не единственное и не всегда самое тяжелое последствие абортов. Кроме того, всегда стремлюсь донести до супругов, что нельзя оценивать происходящее только с позиции дня сегодняшнего, важно и нужно думать и о перспективе, дне завтрашнем. Угрозах, хоть пока еще скрытых, но от этого являющихся только опаснее. Сделанный сегодня аборт может быть воспринят чуть ли не на «ура!», а спустя годы оказаться переосмысленным кем-то из пары, привести разводу. Отсюда, как практик, пришел к твердому убеждению:

Аборт – всегда глубоко затаенная боль и обида кого-то из пары.

Можете соглашаться со мной, или спорить, но твердо знаю, что прав. Неважно, чья именно это обида – женщины, которую заставили идти на аборт, мужчины – который хотел ребенка, но ему в этом отказали, их родителей, которых лишили внуков, это не принципиально – это всегда больно! Сразу ли высказался человек по этому поводу, или (находясь в зависимости от партнера) был вынужден пока промолчать, обида формируется обязательно! В дальнейшем, она станет питательной средой для новых обид, будет только расти и увеличиваться…

Как пресловутое ружье на стене, висящее в спектакле, которое обязательно должно выстрелить, так и аборт всегда однажды портит отношения в паре, вне зависимости от того, сколько месяцев, лет или десятилетий, проходит с этого момента времени. Мне сотни раз приходилось слышать, как выясняя отношения, друг с другом на приеме у психолога, мужья и жены, предъявляли претензии за столь давние аборты (нередко, еще сделанные в эпоху студенчества), что их партнеры (обычно мужчины) об этом уже почти не помнили, сильно удивлялись. А вот их партнеры все эти годы не просто это помнили, но и хранили обиды… Отсюда, прямо утверждаю:

Аборт – это всегда оценка «неудовлетворительно»

поставленная супругами самим себе, друг другу

и самой конструкции их семейных отношений.

Именно поэтому, аборты занимают далеко не последнее место в качестве тех причин, которые медленно, но верно разрушают основание любовной или семейной конструкции. Поэтому в своей работе, выясняя специфику отношений в каждой конкретной паре, я всегда учитываю, имелись ли в паре аборты и, если «да», то каковы были их обстоятельства, насколько тяжелая обида была сформирована.

Надеюсь что убедил вас в том, что аборт почти всегда – это катастрофа в жизни не только убитого нерожденного ребенка, но и его родителей. Именно из данной позиции, выстроены мои практические рекомендации.

Практические рекомендации!

Первое. Никогда не делайте абортов в любовных и семейных отношениях! За двадцать лет работы в качестве семейного психолога у меня сформировалось четкая концепция относительно проблемы абортов. Ее суть в том, что аборт рекомендую только в трех исключительных случаях:

Случай №1. В случае изнасиловании девушки случайным для нее человеком или преступником.

Случай №2. По медицинским показателям, в случае замершей беременности или совершенной ясности, что ребенок родится с очень тяжелыми патологиями. Например, в варианте случившейся травмы беременной матери и ребенка, допустим, при автомобильной аварии. Или в случае не менее чем дважды (а лучше – трижды) подтвержденного медицинского диагноза о возможности тяжелого (обычно – генетического) заболевания будущего ребенка, который проводится тогда, когда зародышу в утробе матери еще всего два-три месяца. (Часто это имеет место в семьях, где есть алкоголики или люди употребляющие наркотики, или люди с очень тяжелыми хроническими или внезапными заболеваниями, требующими приема больших доз лекарственных препаратов). Или в случае тяжелой болезни (или обострения хронического недуга), приключившейся с матерью уже после начала ее беременности.

Случай №3. В случае зачатия ребенка во время пьяной или наркотической оргии, когда будущая мать сама точно не знает отца ребенка. (При этом, чаще всего, ребенок по итогам анализов, как и в случае №2, оказывается с какой-то тяжелой генетической патологией.Или, как в случае №1, произошло изнасилование временно невменяемой девушки такими же невменяемыми мужчинами).

Во всех остальных случаях, какими бы тяжелыми они не казались бы самим людям, мужчинам и женщинам, однозначно и настоятельно рекомендую сохранять жизнь и здоровье будущего малыша. В том числе и в таких, на первый взгляд, фатальных случаях, которые я все равно отношу к неуважительным:

Типичные НЕУВАЖИТЕЛЬНЫЕ объяснения причин аборта:

— Гибель, смерть или внезапное бегство отца ребенка. (У погибшего мужа есть родственники и друзья, что могут помочь вырастить ребенка. Сбежавший муж может вернутся).

— Уход в армию отца ребенка, его длительное нахождение в командировках или местах лишения свободы.(Мужчина все равно может вернуться, вероятность возвращения к женщине с ребенком выше, чем к женщине без ребенка).

— Тяжелые конфликты в паре (семейной или гражданской).(Супруги могут помириться, а вот зачать еще раз многие не в состоянии).

— Развод родителей. (Даже в разводе большинство мужчин и женщин вместе занимаются воспитанием ребенка. Тем более что многие супруги или продолжают жить вместе после развода, или затем сходятся вновь).

— Негативное отношение родителей незамужней девушки к факту ее беременности.(Увидев трогательного малыша, большинство суровых взрослых затем превращаются в заботливых дедушек и бабушек).

— Отрицательное отношение родителей мужчины-отца (супруга) к рождению данной девушкой ребенка.(Тоже самое, что ив пункте выше).

— Сложное материальное положение пары, зачавшей малыша (отсутствие квартиры, денег, безработица кого-то из партнеров и т.д.). (Любые проблемы в жизни могут быть решены умными и трудолюбивыми людьми без вредных привычек).

— Намеченный на самое ближайшее время переезд пары (или незамужней девушки) в другое место жительства (смена города, региона, страны).(Тут нужно или обратиться за помощью к родственникам, или переезжать вместе с ребенком).

— Сложная социальная, политическая и экономическая ситуация в регионе (стране), где живет семейная пара или незамужняя забеременевшая девушка. (В России все всегда и везде сложно и депрессивно. Это вообще не отговорка. Наши деды и бабушки и в войны детей заводили! За что большое им Спасибо!)

— Наличие каких-то хронических болезней у матери или отца будущего ребенка (Если это не отразится на самом малыше, в будущем это только даст дополнительную мотивацию для мамы и папы для преодоления своих болячек);

— Неожиданные травмы будущей матери (без травм у малыша) или резкое ухудшение здоровья будущего отца. (Тоже самое, что и в пункте выше).

— Перспективы возможного повышения по службе (в том числе с необходимостью стажировок, обучения и т.д.).(Вот и прекрасно: детей будет на что кормить!)

— Наличие в семье уже якобы «достаточного» количества детей. («Достаточного» количества детей, как и количества секса, славы, денег и т.д. не бывает: всегда можно немного еще.

Как вы сами видите, все это – совершенно не может считаться вескими причинами для совершения аборта, то есть уничтожения, убийства уже зачатого ребенка, – уже Человека. Все это – на самом деле, не более чем внешнее прикрытие, стыдливый «фиговый листок» для всего того, о чем говорить вслух вроде бы как не принято. Но, как практик, могу и буду говорить обо всем предельно откровенно. Поэтому, скажу:

Какие бы оправдания для самих себя не придумывали

горе-родители, ребенок имеет право родиться!

На этом стоял, и стоять буду. В том числе и по всем тем причинам, что были перечислены мною выше. Обращаю ваше внимание: никаких религиозных обоснований мною не приведено! Потому, что в них (хотя я очень рад, что все религии мира против абортов) в данном случае даже нет необходимости! Все приведенные выше неуважительные якобы причины, на самом деле, либо через какое-то время все же устранимы. Либо, можно вполне можно научиться жить и при данных неблагоприятных условиях. Скажу и следующее. За время своей работы, пришел к четкому пониманию: Если убрать все поверхностное, все вышеперечисленные якобы «причины», на самом деле, аборт происходит всего при пяти комбинациях любовных или семейных пар:

Пять типов пар, для которых характерны аборты:

  1. Один из пары – законченный эгоист, другой – боится пойти против его(ее) мнения, так как боится потерять партнера и крайне не уверен(а) в себе.
  2. Один, или оба партнера – совершенно безответственные люди.
  3. Один партнер – нерешителен, а другой – планирует заманить другого в свадебную ловушку, ребенком склонить, принудить, к возникновению семьи, привязать к себе человека.
  4. Кто-то из пары(или оба супруга) чересчур зависимы от мнения родителей(друзей).
  5. Партнеры еще слишком молоды, совершенно не самостоятельны в жизни.

С моей точки зрения, все эти комбинации мужчин и женщин, являются очень проблемными, партнеры в такой конфигурации пары слишком часто обречены на развод. Кстати говоря, именно этими обстоятельствами, а не в чистом виде наличием аборта, объясняется то огромное число разводов, что имеется в современной России. Закономерность тут выглядит наоборот: Не аборты приводят к разводам, а человеческая глупость, безответственность, эгоизм, трусость и предательство, приводят к абортам, и только затем уже, к разводам.

Поэтому для меня неудивительно, что люди, не способные сначала правильно  спланировать беременность в своей паре (а то и вообще, само официальное создание своей семьи), в итоге не способны и правильно распорядиться тем Чудом создания новой жизни, каковым является беременностью, а еще и в итоге, самой своей семьей. Соответственно, предельно жестко считаю:

Дети в утробе матери не виновны в том,

что двое взрослых еще до сих пор не набрались ума.

Мужчины и женщины: или предохраняйтесь, или рожайте!

Если вы примете правильное решение родить ребенка, помните: Судьба всегда на стороне тех, кто любит детей. Если взрослые проявляют волю и разумность, достаток и успех обязательно придет к ним и их детям. Во всяком случае, на протяжении всей моей практики, регулярно это вижу. Приняв решение родить ребенка в казалось бы совершенно неблагополучных условиях, в конечном итоге, семейные пары и даже одинокие матери, все-таки решают все свои проблемы и получают свою порцию простого человеческого счастья. Трусливые же эгоисты, коротают свою жизнь в одиночестве и страданиях. Впрочем, это совершенно правильно и логично. Так что, пусть мысль об абортах никогда не приходит вам в голову! Даже если у вас уже есть двое-трое детей, пусть будет четверо и пятеро.

Очень прошу любить не только уже родившихся детей, но и тех, кому еще только предстоит родиться. Ребенок в утробе матери – уже человек, он имеет не только право родиться, но и право быть любимым!

Второе. Никогда не говорите об аборте «в шутку»! Психология – штука тонкая, особенно – в вопросе продолжения рода. Мне много раз приходилось слышать рассказ возмущенных женщин и мужчин, по схеме: «Я как-то в шутку сказала своему другу: А что, если мы забеременеем, женишься на мне?». Он мне в ответ, типа тоже в шутку: «Конечно, нет. Просто пойдем и сделаем аборт!». Ну и зачем мне в мужья такой человек, который так легко относится к таким вещам, который не только не хочет на мне жениться, но и совершенно наплевательски относится к моему здоровью, к нашим будущим детям?».

Или: «Я спросила у мужа, что будем делать, если Бог пошлет нам второго(третьего и т.д.) ребенка? А он мне так спокойно: Пойдешь на аборт, вот и все проблемы! Это вместо того, чтобы обрадоваться!!! И с этим бесчувственным медведем я живу все эти годы! Знаете, как его сразу возненавидела, хоть из дома беги!».

Или: «Я поинтересовался у подруги: Если она забеременеет, что мы будем делать? А она мне говорит: Что значит, «мы?!». Пока мы не поженились, никаких «мы»! Просто пойду на аборт, ты об этом даже не узнаешь!». И что мне с такой девушкой дружить дальше?! Вот я и подумал, зачем мне такая…»

Или: «Я тут как-то рассказал жене, что у моего друга жена сделала аборт, потому что им жить негде. Она мне в ответ: «Я бы на ее месте сделала бы то же самое. С такими мужиками как вы, рожать детей, это, значит, сделать несчастными и себя и их! У твоего друга нет квартиры, а у тебя приличной зарплаты и мозгов». Я на нее за такие слова обиделся и вот уже две недели не разговариваем. Если она так ко мне относится, разве можно так жить?!».

Как можно четко увидеть, любой, даже шуточный, разговор на тему аборта, на самом деле является оценочным. Шуточно проигрывая формально даже нереальную ситуацию, мужчины и женщины оценивают потенциал друг друга и реальные отношения на самом деле, а это – не всегда лицеприятно и морально комфортно. По большому счету,

Разговор об аборте – это всегда аудит партнерами друг друга,

взаимная оценка их статуса, поведения и возможностей.

Причем, это – совершенно нормально, ругать за это никого не следует. Ведь, когда люди задаются вопросом о том, родить им ребенка или нет, многие мужчины и женщины вообще впервые задумываются о том, с кем они встречаются или живут, каков потенциал партнера, что ожидает с ним(ней) в будущем. Подходит ли их этот человек для марафона длиною в Жизнь, хватает ли у него(нее) ума, образования, воспитания, положения  в обществе, элементарных денег. Отсюда, очень всем советую никогда не говорить о возможности аборта в вашей паре даже в шутку! Это – чревато!

Даже просто разговор между влюбленными или супругами

о возможности или необходимости аборта –

это гарантированное возникновение тяжелых личных обид

и последующее ухудшение отношений.

Поэтому, не повторяйте чужих ошибок, никогда не заявляйте о подобных намерениях вслух. Если же вы уже сделали такую глупость, то очень советую, сто раз затем извиниться за такое свое высказывание. Сказав при этом, что на самом деле, вы всегда будете рады продлить свой род вместе с таким великолепным человеком, каковым, без сомнения, является ваш(а) муж(жена). Если вы сделаете это вовремя и максимально искренне, глядишь, вы спасете себя и от формирования глубокой обиды и последующего семейного кризиса.

Третье. Если в семье был аборт, супругам следует родить, минимум, двух малышей! Практический семейный психолог имеет возможность наблюдать семейную ситуацию в динамике,в развитии. Соответственно, анализируя тысячи персональных анкет тех людей, за жизнью которых имею возможность наблюдать на протяжении от десяти до двадцати лет (разумеется, с разной степенью периодичности), теперь могу поделиться с вами следующим эмпирическим и статистическим наблюдением.

Немного авторской статистики:

1.В семьях(или изначально еще парах), где имел место аборт, где супруги затем не родили ребенка в течение трех лет, практически всегда все завершалось разводом. По причине того, что единственной общей эмоцией была эмоция негатива – связанная с принятием решения об аборте, слезами и тяжелыми разговорами, которыми всегда это сопровождается. Как вы понимаете, негатив редко кого связывает между собой. Обычно он только расталкивает в стороны.

2.В семьях(или изначально еще парах), где имел место аборт и где супруги затем благополучно родили ребенка в течение трех лет, но затем, на этом уровне так и  так и остановились (в том числе с последующими абортами), в течение 10-15 лет развод происходит примерно в 80% семейных пар. Что как вы понимаете, запредельно много.

3.В семьях(или изначально еще парах), где имел место аборт, и где супруги, затем, благополучно родили двух и более детей, в течение 10-15 лет развод происходит не более чем в 10% семейных пар. Вы видите, разница более чем значительна! Я бы даже сказал – более чем поучительна!

Интересно и то, что данная статистика – 10%, у меня получается даже ниже, чем статистика разводов в просто семейных парах, где два ребенка (там цифра находится примерно на уровне 20%). Причем, сами мужья и жены много раз поясняли мне, что дополнительным скрепляющим фактором было желание компенсировать, исправить двумя-тремя детьми ту досадную ошибку, которую они совершили в молодости, приняв решение об аборте. Но, подчеркиваю: это позитивное развитие семейных отношений характерно только для тех семей, где есть набор из трех обстоятельств:

— аборт совершался либо еще в процессе любовных отношений, либо на старте семейной жизни;

— супруги родили двоих детей за период в три-пять лет, не растягивая это на десять и более лет;

— супруги во взрослом состоянии больше не производили абортов, сама мысль об этом полностью исключалась.

Отсюда, мой совет. Если в вашей семье была допущена такая ошибка как аборт (или их было несколько), а вы своей семьей дорожите – заведите себе, минимум, двух очаровательных малышей, а лучше – трех или четырех. В этом случае, вы снизите вероятность вашего развода в будущем сразу в несколько раз.

Четвертое. Мужчины: не делайте виновной за аборт женщину!  Когда пишу эту книгу, надеюсь, что некоторые из мужчин, тоже ее прочитают. Соответственно, хочу обратиться к мужской аудитории, попросить мужчин не совершать такую грубую ошибку, как обвинение в аборте своих «половин». Дело в том, что мне регулярно встречаются такие мужчины, которые считают, что в абортах виновны кто угодно, только не они сами. Мол, эти современные женщины:

— во-первых, безответственны, должным образом не предохраняются;

— во-вторых, не желают заводить детей без брака;

— в-третьих, не заводят детей, пока у них нет квартиры;

— в-четвертых, идут на аборты в том случае, если мужья пьют и бьют своих жен и детей;

— в-пятых, не желают делать аборты молча: обязательно сообщают об этом своим мужчинам и тем самым их расстраивают и огорчают.

Безаппеляционно заявляю. У меня, как у психолога и у мужчины, с мужчин особый, двойной спрос. Лично для меня:

В любом аборте – всегда львиная доля вины именно мужчины!

Предохранение – мужской вопрос. Не хочешь проблем в будущем, не доверяй женщине, не будь лентяем, используй презерватив. Нет денег на презервативы – иди сначала заработай, а уже потом занимайся сексом.

Своевременное официальное создание семьи – мужской вопрос.

Приличный доход и приобретение жилища – мужской вопрос.

Моральная поддержка запаниковавшей из-за беременности жены(или еще подруги), убеждение ее в том, что ребенок – ожидаемый и долгожданный – мужской вопрос.

Правильная настройка своих родителей и родителей жены(пусть даже пока еще и в статусе подруги) на рождение ребенка, принятие на себя необходимых материальных и моральных обязательств – мужской вопрос.

При одной принципиальной оговорке: если этот мужчина – на самом деле Мужчина!

Поэтому, мои уважаемые коллеги по полу: очень вас прошу – не взваливайте всю ответственность за рождение или, наоборот, не рождение детей, на свою любимую женщину-жену! Эта ответственность – всегда на вас и только на вас!

Если вы сами когда-то (из-за вашей минутной слабости, трусости, глупости, бедности или юности – что, нередко, одно и то же) вынудили женщину пойти на аборт – помните об этом, стыдитесь этого всю жизнь! Это поможет вам не совершить еще одной такой же глупости в своей жизни. И еще: обязательно попросите у нее за это прощения! Возможно, это снимет с ее души огромную обиду на вас. В дальнейшем, рожайте детей и любите жену. В общем, будьте мужчинами!

Пятое. Никогда не принимайте решение об аборте, советуясь с друзьями и знакомыми. Еще одной регулярной семейной проблемой, производной от тематики абортов, является кровная и почти незабываемая обида мужей и жен (или пока еще партнеров по любовным отношениям) друг на друга за то, что они принимали свое решение по поводу аборта после консультаций со своими мамами и папами, братьями и сестрами, лучшими друзьями и подругами. Особенно острая в том случае, если информация о том, что близкий человек с кем-то там советовался, становится известной только уже после трагического случившегося. Уверен:

Аборт – результат интимных отношений,

глубоко личных, по сути тайных.

Посвящать окружающих в их последствия – полная нелепица!

Подчеркиваю: ведь когда люди вступают в интимные отношения, они же не бегают и не согласуют это действие со всеми своими родственниками и знакомыми?! Разумеется, нет! Тогда и ответственность за совершенные глупости должна ложиться только на них самих. В противном случае, такие парни и девушки, мужчины и женщины, для меня, как специалиста, автоматически попадают в категорию «проблемных». Люди, которые в решающий момент бегают по мамам-папам, братьям-сестрам, друзьям-подругам, с воплем «что же нам делать, рожать или идти на аборт?», для меня никогда не смогут стать полностью ответственными мужьями и женами, мамами и папами.

Отсюда, очень советую всем моим читателям, оказавшимся в данной щекотливой ситуации, ни в коем случае не смешить и не злить вашего партнера по отношениям, своей апелляцией к чужому мнению: «Мама сказала, папа не даст денег, друзья не советуют, подруги советуют хорошего гинеколога…». Поверьте моему опыту: рано или поздно, вам это припомнят. Ох, как припомнят! Соответственно, прошу всех и о следующем:

Шестое. Никогда не давайте советов своим родственникам и друзьям по поводу целесообразности абортов. В моей практике было немало случаев, когда родственники и близкие друзья не просто сильно ссорились, но даже нападали друг на друга с оружием в руках, поджигали квартиры и машины, пытаясь отомстить за тот когда-то «дружеский совет» по поводу необходимости сделать аборт, который они когда-то дали. Подчеркиваю: такие истории у меня случаются каждый месяц.

Девушки, проклинающие своих мам за совет сделать аборт, после того, как им, в результате произведенных действий, поставили диагноз «бесплодие».  И больше никогда с ними не общающиеся.

Подруги, царапающие друг другу глаза за то, что кто-то кому-то когда-то подсказал заветный номер телефона широко известного в узких кругах специалиста по тайным абортам, а в итоге у беременной возникли тяжелые осложнения.

Мужчины, устраивающие кровавую вендетту бывшим друзьям, которые посоветовали сделать аборт, а девушка в итоге обиделась на своего мужчину за такой совет, полностью прекратила общение, родила ребенка «для себя», наотрез отказалась общаться с отцом ребенка и не позволяет ему видеть свое чадо. Причем, нередко все это кончается и уголовными преступлениями.

Поэтому, настоятельно всем советую: ни в коем случае не принимайте личного участие в принятии решений по поводу этих сугубо интимных вопросов в чужих парах. И не будете терять своих родственников и друзей, не станете косвенной причиной распада чужих семей. Еще вас не будет мучить потом за это совесть. А ведь это очень и очень важно в нашей жизни: чтобы не мучала совесть…

Седьмое. Когда вас просят дать совет по поводу аборта – всегда советуйте рожать!Наблюдения психологов однозначно показывают:

При принятии решения беременной девушкой об аборте,

или сохранении ребенка, самое веское слово звучит от отца ребенка,

ее родителей и вообще от самых близких для нее людей.

Отсюда, весь смысл моей авторской методики борьбы против абортов, «Борьбы за право ребенка на рождение!», заключается в работе, в первую очередь, не с беременной девушкой – будущей матерью малыша (она временно находится в состоянии аффекта, стресса, не всегда может принять правильное решение), а с ее ближайшим окружением, со значимыми, референтными для нее людьми: мужем, другом, ее родителями, ее бабушками-дедушками, родителями и бабушками-дедушками отца ее ребенка, ее близкими подругами.

Отсюда, всегда стараюсь встретиться с кем-то из них (лучше всего – со всеми!), чтобы убедить их всех в том, что рождение ребенка – это прежде всего, подарок именно для них самих! Так как продолжается их род, появляется простор для их деятельности, высока вероятность воспитания такого потенциального успешного ребенка, который, в дальнейшем, сможет и прокормить их, помочь им в старости (и т.д.). И если удается сплотить родственную и дружескую группу вокруг будущей матери и ее будущего малыша, ее настроение всегда становится полностью позитивным, а ребенок – радостью. Убеждать ее саму в необходимости сохранения ребенка, обычно, уже даже не требуется. Когда ее окружение однозначно заявляет, что они все сделают и во всем помогут с малышом, говорить, как правило, не о чем.

Второй особенностью моей методики является работа с отцом будущего ребенка. Стержень моего общения – убеждение юноши или мужчины в том, что именно ответственность представителя сильного пола в период приближения появления у него ребенка, ответственность за новорожденного и его мать – именно это и делает мужчину – действительно Мужчиной с большой буквы. В противном случае, подталкивая свою женщину к аборту, он расписывается в том, что он – не мужчина.

Соответственно, если ваше слово значимо для беременной девушки или всей пары, может оказаться решающим, вне зависимости от того, кем вы им приходитесь – родителями, друзьями, знакомыми, всегда говорите твердое «да!» будущему ребенку. Поверьте моему опыту:

Еще никто и никогда не проклинал своих близких,

за то, что они посоветовали сохранить здорового малыша.

А вот добрым словом их вспоминают обязательно! Так что, не бойтесь, давайте правильные советы! Самый же правильный совет один – дать малышу родиться! Тем, кто в этом сомневается, приведу в пример себя. За двадцать лет работы, мне удалось сохранить жизнь, наверное, уже более чем тысячи детей, чем очень горжусь. И вот что характерно: еще никто из тех, кого я уговорил сохранить жизнь будущему малышу, впоследствии не пожалел о принятом решении! Поэтому слова благодарности об этом мне приходится слышать довольно часто. И поступая, как я, однажды, вы услышите благодарность и в свой адрес. Даже не сомневайтесь!

Восьмое. Расскажите об опасности абортов для семейных отношений всем своим знакомым и родственникам. В этой главе мы достаточно подробно поговорили о страшном воздействии абортов на семейную жизнь. Важно сказать и о другом: Главная опасность абортов заключается в том, что их никто не видит!Обычная любовная или семейная пара, живет себе, либо вообще не думая об абортах, либо пребывает в иллюзии, что, в случае необходимости, это – почти как в туалет сходить, «раз и готово». Только придя в женские консультации, или специализированные гинекологические и урологические лечебницы, метко называемые в народе, обычно «абортариями», увидев, какие там очереди, посмотрев на лица стоящих там девушек и женщин, ужаснувшись почти полному отсутствию там мужчин (которые, обычно, предоставляют своим женщинам самим решить возникшие проблемы) становится понятен весь масштабэтого любовно-семейного бедствия. Отсюда, очень вас прошу, прочитав эту главу, донести содержащиеся в ней мысли и выводы до всех ваших друзей, знакомых и родственников. Пусть они знают об абортах только понаслышке и их личному и семейному счастью ничего не угрожает!

И еще. Меня периодически спрашивают: «В каком возрасте женщине все-таки можно делать аборт? В юности, это опасно – вдруг, потом не будет детей. Получается, что в возрасте 35-45 лет, уже рожавшей женщине их можно делать, сколько угодно. Так ли это?». Отвечаю, сначала, вопросом на вопрос: «А в каком возрасте люди умнеют настолько, чтобы избегать нежелательной беременности?». Затем утверждаю: Аборт нельзя делать, ни в каком возрасте!!! Потому что, большая часть выше приведенных мною пятнадцати негативных последствий аборта для семейных отношений, работают совершено в любом возрасте. Кроме того, женское здоровье и  женская психика в возрасте после сорока лет особенно ранимы. Поэтому, очень советую моим читателям не думать, что аборт после 35-40 лет – это совсем не страшно для жизни, физического и психического здоровья и семьи.

Наивно думать, что страшное может быть не страшным

 – вот это, действительно, по-настоящему страшно.

Так что, давайте не будем об этом!Завершая же наш разговор, хочу особенно похвалить те любовные и семейные пары, тех мужчин и женщин которые в своей жизни либо совсем обошлись без абортов, либо компенсировали их плановым рождением одного-двух-трех малышей.

Ремарка.

Есть такой старый детский анекдот. Приходит Вовочка домой из школы и просит маму рассказать, что такое «аборт». Мама пытается каким-то образом рассказать суть производимых манипуляций, запутывается и спрашивает сына: почему в пятом классе его вдруг это заинтересовало? И на каком именно уроке, по какому предмету им это задали. Вовочка бодро сообщает, что на уроке пения они сегодня пели песню, где были непонятые для него слова: «А волны шумели и билиа борт корабля». Отсюда и возник вопрос: «Что такое «аборт»? Так вот, в данном случае, этот детский анекдот, в котором проводится аналогия между абортом и ударом об борт, очень точно попадает в цель. Потому что,

Аборт – это всегда удар любовной или семейной пары об борт жизни.

И как бы его вы не пытались смягчить, удар этот, по меньшей мере, очень болезненный, а для существования некоторых любовных и семейных пара, даже смертельный. Очень желаю вам, этого удара в жизни избегнуть.

Если предложенные мною советы по поводу проблемы абортов нашли у вас отклик и понимание, прочтите мою книгу «Семьятрясения: то, что может угрожать вашему браку. Ведь значительная часть приведенного выше текста взята из глав данной книги.

С уважением, семейный психолог, д.к.н., профессор Андрей Зберовский.

Запись на личную или онлайн консультацию по телефонам: +79266335200, +79029905168.


Оставить ответ


Использованные источники: https://zberovski.ru/neprostitelnaja-oshibka-dvoih-abort/

Соблазнение пастором прихожанки: как запретили аборты в XIX веке

Исторически американцы смотрели на проблемы аборта (в справочниках домашней медицины XIX века это называлось «нерегулярным циклом») сквозь пальцы: перенесенные из Британии принципы общего права запретили прерывать беременность после первых шевелений плода (приблизительно 20-я неделя), но законов, которое прямо это утверждали бы, принято не было. Так что, например, лечебник Уильяма Бьюкена в пяти томах, известный нам из школьного курса литературы, давал полезные советы, как быть матери и хозяйке в такой ситуации: побольше физических упражнений, немного корня ревеня и настой алоэ и корицы на вине (Dr. Buchan’s domestic medicine. 1812).

Предположительно, в середине XIX века около 20–25 % беременностей в США заканчивались абортом (James C. Mohr. Abortion in America: The Origins and Evolution of National Policy. 1978). Как правило, на эту меру шли незамужние женщины. Первый закон о запрете абортов как раз связывают с одной такой историей.

В 1817 году в Коннектикуте 50-летний пастор по имени Амми Роджерс соблазнил 21-летнюю прихожанку Асену Смит. А когда она забеременела, отказался жениться и вместо этого принес ей некое снадобье. Препарат не помог, и Роджерс сбежал, но у Смит через некоторое время начались боли, и она родила мертвый плод. Роджерса привлекли к суду, однако выяснилось, что обвинить его толком не в чем, ведь закон не запрещал ни добрачные связи, ни аборты.

Возможно, именно из-за этого скандального дела в 1821 году законодательное собрание Коннектикута приняло закон о запрете медикаментозных абортов после первых шевелений — причем наказанию подвергались лица, предлагавшие снадобья, а не сами беременные. Спустя 20 лет 10 из 26 штатов приняли аналогичные законы.

На протяжении XIX века рождаемость в США падала: в начале века американка, как правило, рожала за свою жизнь семь или восемь детей, а к концу это число упало в среднем до 3–4. Причем особенно резко рождаемость снижалась среди белых женщин среднего и высшего класса.

К абортам всё чаще прибегали не незамужние девушки, а замужние американки среднего класса, уже имеющие детей. В этом, конечно, поспешили обвинить движение за права женщин. Поэтому в новых законах ограничение абортов часто шло рука об руку с ограничением контрацепции — цель была не столько спасти нерожденных, сколько контролировать женское поведение.

Например, в 1873 году федеральный закон Комстока полностью запретил продажу контрацептивов и абортивных средств. Его автор, почтовый инспектор Энтони Комсток, был фанатичным борцом с порнографией. Он добился, чтобы Конгресс запретил доставку американской почтой или другими способами транспортировки любых непристойных материалов, а также публикацию любой информации о методах аборта, контрацепции и т. п. С его точки зрения, предохраняться можно было только бесплатно — то есть с помощью воздержания. А если вы делали это за деньги, например покупая с помощью объявления в газете «Женский тоник» или «Мамину подружку» (так в рекламе того времени называли пессарии, шприцы с антисептическим растворами и другие контрацептивы), то вы вели себя совершенно аморально.

К 1900 году аборты запретили во всех штатах, исключением было только одобрение лицензированного врача.

Почему медики стали выступать за аборты

Именно врачи изначально были лидерами антиабортного движения в США. Отчасти причина была благородной — спасение женщин от непроверенных снадобий, например. А отчасти корыстной: зарождающаяся официальная медицина пыталась отбить рынок у неофициальной — забрать беременных клиенток у бабок и повитух.

В начале XX века в США было опубликовано несколько влиятельных работ, которые доказывали, что роды — это патологическое состояние организма, крайне опасное для матери и ребенка, и потому они должны проходить под контролем профессионалов в специальных учреждениях.

Например, в 1915 году в первом номере Американского журнала акушерства и гинекологии об этом писал доктор Джозеф ДеЛи, автор основополагающего учебника по акушерству того периода.

В то же время в США стал расти уровень материнской смертности (на фоне общего ее снижения). Это было связано с распространением больничных инфекций и родильной горячкой — заражением крови при родах, которое ответственно за половину материнских смертей в 20-е годы. Инфекции заносили сами доктора, так как идея тщательно дезинфицировать руки — скажем, по пути со вскрытия на роды — изначально принималась джентльменами в штыки. Первые изобретенные инструменты, наркоз того времени, чрезмерная медикализация приносили больше вреда, чем пользы. Для здоровой беременной в начале XX века старая надежная повитуха была куда более оптимистичным вариантом, чем молодой ученый доктор. Что примечательно, обеспеченные женщины умирали при родах чаще, чем бедные, которые не могли позволить себе роддом (Death in Childbirth: An International Study of Maternal Care and Maternal Mortality 1800–1950, Irvine Loudon, 1992).

Докторам нужно было победить конкуренток, и для этого использовались законы и стандартизация процедур. Конечно, велась и научная работа, и в 1930-х годах материнская смертность начала падать, в частности, благодаря внедрению антибиотиков.

К 1960 годам споры об абортах разгорелись снова в связи с укреплением женского движения. Колорадо смягчило свое законодательство в 1967 году, за ним последовали Калифорния и Нью-Йорк.

Примерно тогда же, в 60-е, лидерами антиабортного движения стали религиозные группы. Самая старая подобная группа — National Right to Life — была основана в 1968 году. И по сей день финансирование пролайф-движения исходит в основном от религиозных консервативных источников.

Среди них, например, Дик и Бетси Девос, номер 25 в рейтинге американских благотворителей по версии Forbes 2015 года. Бетси сегодня — министр образования США, а Дик — всего лишь сын сооснователя компании Amway и 351-й богатейший человек в мире по данным Forbes 2012 года.

Медики же изменили свои позиции. Так, в апреле 2019 года уважаемая Американская медицинская ассоциация вместе с Planned Parenthood выступала в суде против решения администрации Трампа остановить выделение бюджетных средств на работу центров планирования рождаемости, в которых, в частности, могут делать аборты малообеспеченные женщины.

Дело Роу против Уэйда: как утвердили право на аборт

В 70-е годы юристки Линда Коффи и Сара Веддингтон искали истицу, от имени которой они могли бы подать иск к штату Техас. Такой истицей стала Норма Маккорви (в суде ей дали псевдоним Джейн Роу, а Уэйд — это окружной прокурор Техаса): она пыталась — и не смогла получить разрешение на прерывание беременности. Она даже рискнула обратиться в нелегальную клинику, но заведение закрыла полиция. В итоге Норма родила и отдала ребенка на усыновление.

Дело получилось очень замысловатым.

Во-первых, пока дело двигалось вверх по инстанциям, истица родила, так что вроде бы не имела больше интереса в разрешении спора.

Аналогичная ситуация возникла ранее в деле Грисвольд против Коннектикута, когда врачи пытались добиться права выписывать средства контрацепции, но было решено, что они не могут представлять права пациентов. Тут судьи решили, что, поскольку тяжбы тянутся долго, если создать подобный прецедент, то беременные вообще не смогут защищать свои права в суде.

Во-вторых, юристы вывели право на аборт из «права на неприкосновенность частной жизни», которого в Американской конституции нет. Но это право можно вывести из Девятой поправки, которая подсказывает, что список прав в Конституции не является исчерпывающим:

Судьи в целом склонялись на сторону Роу, но тут возникла новая проблема: разрешить аборт на любом сроке было однозначно недопустимо. Суд признавал, что, с одной стороны, принуждение к деторождению влечет за собой вред физическому и психическому здоровью матери. С другой, существует государственный интерес в защите здоровья матери (так как аборт на поздних сроках опаснее) и здоровья плода.

Значит, нужно было определиться с границами. Границами возникновения человеческой жизни — ни больше, ни меньше. Закон Техаса исходил из того, что жизнь возникает в момент зачатия, но судьи Верховного суда пришли к выводу, что Конституция всё же не ведет речь об эмбрионах, и нерожденные дети прав человека не имеют.

Что же касается точного момента возникновения человеческой жизни, судьи сошлись на том, что раз уж теологи и философы по сей день спорят, то юристам точно не стоит лезть не в свое дело.

Чтобы определиться с выбором срока, судья Блэкмун провел неделю в клинике Майо, изучая историю абортов. В итоге было решено, что процедура прерывания беременности в первом триместре безопаснее, чем роды, поэтому в этот период право женщины не может быть ограничено и следует соблюдать только минимальные медицинские правила безопасности, такие как обращение к лицензированным специалистам. Во втором триместре, решил суд, аборт допускается только в узком ряде случаев. А в третьем предполагается, что плод уже жизнеспособен, и государство получает право полностью запретить аборты, потому что заботится и о здоровье матери, и о жизни потенциального ребенка, — исключением является только необходимость спасти жизнь роженицы.

Итак, 22 января 1973 года Верховный суд издал решение 7 к 2 голосам в пользу Роу:

Таким образом закон Техаса — а значит, и все аналогичные законы штатов — были признаны неконституционными.

Ставка на Бретта Кавано: как склонить Верховный суд к пролайфу

Решение Верховного суда не завершило борьбу между сторонниками и противниками абортов, и попытки отменить решение по делу Роу случались не раз. Например, президент Рейган назначал с этой целью консервативных судей: недаром он еще в своей предвыборной кампании в 1980 году пообещал добиться отмены решения по делу Роу.

Штаты (тот же Техас) пытались подойти к запрету с разных сторон: например, ограничивая права на работу клиник, предоставляющих услуги прерывания беременности. Прямо сейчас идет тяжба, в ходе которой в Миссури могут закрыть последнюю оставшуюся клинику Planned Parenthood в городе Сент-Луис, — и тогда это будет первый штат в США, где аборт, может, сделать и можно, только негде.

Наконец, в этом году благодаря тому, что президенту Трампу удалось назначить двух консервативных судей — Нила Горсача и Бретта Кавано — и таким образом добиться перевеса консерваторов (5 к 4), шансы опрокинуть Роу оказались реальными.

Кавано считается противником абортов. В 2018 году он в суде федерального округа Колумбия высказал свое особое мнение по делу Гарзы против Харгана (Garza v. Hargan). Речь шла о 17-летней мексиканке, которой не позволяли выйти из центра для нелегальных иммигрантов, чтобы посетить клинику и сделать аборт. С его точки зрения, решение суда было «основано на конституционном принципе столь новом, сколь и неверном: новом праве для незаконных несовершеннолетних мигрантов, находящихся в центрах для содержания США, немедленно получать по требованию услуги по прерыванию беременности, тем самым подрывая любые попытки правительства оперативно передать несовершеннолетних их спонсорам до того, как они примут такое важное жизненное решение» (под спонсорами имеются в виду родственники и опекуны). Также в своих научных работах Кавано склонялся на сторону судей, у которых были особые мнения по делу Роу. И в целом известно, что по любому вопросу он обычно выступает максимально консервативно.

Но чтобы ставка на Кавано сработала, нужно, чтобы Верховный суд снова снял с полки решение по делу Роу — и консервативные законодатели взялись за работу. Всего этой весной было предложено около 30 законопроектов разной степени строгости. В настоящий момент работа идет в трех направлениях:

Подтасовка с сердцебиением: невозможный для аборта срок

Самые радикальные законопроекты основаны на относительно новой идее: ограничить срок, когда аборт допустим, моментом определения сердцебиения плода — это около 6-й недели. Имеется в виду сердечная деятельность, которую можно услышать с помощью аппарата УЗИ.

Гинекологи уточняют, что называть это сердцебиением плода нельзя: во-первых, до 8 недель говорят только об эмбрионе, а не о плоде; во-вторых, у эмбриона нет сердца — это грубо говоря, лишь пульсирующий сгусток клеток, который может стать сердцем со временем.

Среди выступивших против этой идеи медиков — доктор Тед Андерсон, президент Американской коллегии акушеров и гинекологов (ACOG).

Проблема еще и в том, что на 6-й неделе женщина может и не знать, что она беременна, особенно если у нее неровный цикл. Так что де-факто такая постановка вопроса равна полному запрету абортов.

Идею с сердцебиением подала сеть пролайф-движений Faith2Action: новые законопроекты прямо основываются на предложенном ею модельном законе. F2A считает, что если женщина хочет прервать беременность, она должна пройти процедуру УЗИ: и если врач услышит биение сердца, он должен ей отказать. Единственное исключение — риск жизни матери. F2A не считает допустимым аборт в случае изнасилования или инцеста, потому что «дитя не должно страдать за грехи своего отца». Идеологи движения утверждают, что звук пульса означает, что беременность приведет к рождению жизнеспособного ребенка и это признак «нерожденной человеческой личности» — что для медиков большая новость.

Первыми попытались ввести аналогичный закон в Северной Дакоте еще в 2013 году, но он был сразу отменен как антиконституционный. Идеи F2A казались слишком радикальными даже ряду пролайф-организаций. Но как возможность потрясти Верховный суд они, видимо, неплохи. Законы о сердцебиении решили принять в Алабаме (до 99 лет лишения свободы для врача), Джорджии, Кентукки, Миссури, Миссисипи, Огайо, Луизиане.

Огайо так вообще отличился попыткой вывести из страхования все виды контрацепции и считать абортом даже внематочную беременность, потому что депутат Джон Бекер — к ужасу медиков — уверен, что эмбрион можно подсадить обратно в матку!

После спора в твиттере с гинекологами он прислал им две медицинские статьи о подобных операциях: доклад об одном случае, составленный в 1917 году, и доклад врача, который вроде бы наблюдал за другим случаем в 1990 году (тот же автор прославился своей книгой о том, как добиться нужного пола ребенка правильными позами в процессе зачатия).

В Джорджии решили приравнять аборт после 6-й недели к убийству и наказывать и врачей, и женщин, и даже тех, кто, скажем, помог беременной выехать за границу штата, чтобы сделать аборт в другом месте, или дал ей денег. Женщин, переживших выкидыш, решено на всякий случай допрашивать — а вдруг они пили-курили во время беременности и виноваты в причинении эмбриону смерти по неосторожности?

Надо сказать, не все штаты выступают в едином порыве. Нью-Йорк, Вермонт, Иллинойс, Массачусетс, Род-Айленд, Мэн, Канзас, Невада и Гавайи рассматривают как минимум законы, соответствующие решению по делу Роу, либо расширяющие доступ к абортам. В Мэне, например, предложено разрешить не только докторам, но и фельдшерам и помощникам врачей проводить необходимые процедуры. А в Нью-Йорке собираются выделить дополнительное финансирование абортов для малоимущих пациенток.

Поддастся ли Верховный суд, точно сказать нельзя. В начале июня он издал два решения по поводу законов Индианы, касающихся абортов. С одной стороны, суд согласился с тем, что абортированные эмбрионы должны быть похоронены или кремированы. Но, с другой, допустил прерывание беременности на основании пола эмбриона или наличия у него отклонений. Таким образом, обе армии получили неудовлетворительный ответ.

Война против женщин как предвыборная программа — 2020

Ни один из новых законов пока не вступил в силу, да и не может. Если вернуться к реальности, то доля абортов в США в последние годы сокращается и без помощи законодателей: в 2015 году было зарегистрировано 11,8 аборта на 1000 женщин от 15 до 44 лет, причем с 2006 по 2015 годы доля абортов сократилась на 26 %. Предположительно, причина — распространение контрацепции.

Но, разумеется, противостояние только усилилось. В разразившемся шуме все ждали мнения президента. 19 мая в своем твиттере Трамп заявил:

Таким образом Трамп показал, что инициатива Алабамы — это перебор даже для него, но в целом поддержал направление движения. Он также написал, что республиканцы должны объединиться ради «победы жизни в 2020 году».

С большой вероятностью тема абортов станет одной из ведущих тем предвыборной борьбы будущего года, в которой Трамп собирается участвовать.

И демократические кандидаты, такие как Кирстен Джиллибранд или Пит Буттиджич, конечно, уже высказываются по этому поводу. Крайности, на которые идут законодатели некоторых штатов, подливают масла в огонь: демократы говорят о развернутой войне против женщин.

В ход, конечно, пойдет аргумент о материнской смертности. В современных США самый высокий уровень материнской смертности среди развитых государств (26,4 смерти на 100 000 родов, по сравнению с, например, 7,3 в соседней Канаде), и мало того, он растет и оказывается хуже всего именно в тех штатах, где планируют ужесточить законодательство об абортах. А, как известно, это всегда ведет к росту числа нелегальных абортов.

Республиканцы (ссылаясь на те штаты, где допускают аборты в некоторых случаях на поздних сроках) — будут говорить о детоубийстве, а также о нагрузке на страховую систему.

Но и демократам есть что сказать о денежном вопросе. Штат Джорджия сумел привлечь крупнейших игроков американского кинематографа, снизив налоги на производство фильмов. Но весной Netflix, HBO, Disney, Sony, Time Warner и ряд других компаний заявили, что выведут производство из штата, если местный закон вступит в силу — а это лишит регион рабочих мест и инвестиций.

Сами американцы по поводу права на аборты традиционно делятся примерно поровну, но в недавнем опросе CBS News 67 % сказали, что решение по делу Роу нужно оставить в силе, и только 28 %, что его следует отменить.

Таким образом, тема абортов может сыграть решающую роль на будущих выборах, но для кого именно она станет козырем — пока не ясно. Так, например, движение #MeToo помогло демократам провести в законодательные органы рекордное число мобилизовавшихся женщин, но при этом решительной победы как партия они не одержали.

От того, кто выиграет войну за/против абортов, будет зависеть дальнейшая политика в отношении прерывания беременности, в том числе отчасти и во многих других странах. Дело в том, что Дональд Трамп сделал тему аборта рычагом влияния на зарубежные организации, финансово зависимые от США.

С 2017 года действует так называемое правило кляпа (gag rule): любая зарубежная организация, получающая средства из США, не вправе не просто проводить, а даже упоминать аборты в каких-либо просветительских материалах — даже если деньги на эту часть работы поступают не из США.

Так что у всего мира есть все основания следить за ходом этой борьбы.


Использованные источники: https://knife.media/abortion-law-usa/

0
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
chervonez.ru

Комментарии закрыты.